Категория: | Просмотры: 198

Cпецкурс «Клиническая гештальт-терапия»Ко второй сессии тренеры подготовились отлично! «Тревожные расстройства и ПТСР».

Пётр летел впервые за 30 лет. Самолёт из Минска задержали, и на свой рейс из Москвы в Пермь он попасть не смог. Это было не реально. Роуминг не включился. Российская симка, купленная в аэропорту, тоже решила не включаться, когда она была больше всего нужна.. В общем, пропал со связи. Я не могла приехать в аэропорт, поэтому просила сотрудников такси найти Петра среди пассажиров. Оператор такси перезванивала мне несколько раз, уточняя данные и сообщая, как дела. Она явно тревожилась больше меня — старалась выполнить заказ без потерь. И надо сказать, это приятно, когда кто-то посторонний так активно включается помочь, даже если это и в рамках выполнения услуги.

Моё личное меню событий, способствующих переживанию тревоги и напряжения, тоже было богато. Уже полтора года в моей жизни просто аншлаг событий высокой степени значимости, которые я просто не успеваю переварить. И запланированных, и совсем нежданных. И ко всему этому «накопленному» фону за неделю до сессии я второй раз за 2,5 месяца переехала в новый кабинет, эту же неделю у сына обострение сепарационной тревоги, сильнейшее за последние 2 года. Просит меня не уходить на работу, плачет, хочет, чтобы я везде была с ним. Даже совершенно обычные разлуки (например, пойти в гости к бабушке) переживает так остро, как будто без подготовки, в первый раз и в незнакомое место к незнакомым людям. За пару дней до начала сессии жесткий диск ноутбука решил изобразить клиническую смерть. К жизни вернулся, но дал понять, что ему тоже нужно срочно моё внимание и моё время. Наличие летней резервной копии, безусловно, спасло от ужаса утраты личных и рабочих материалов.

Группа приняла еще 5 новых человек. И мы с Петром никогда раньше не работали вместе. Да и каждый участник группы был «разогрет» хорошо. Кто больше, кто меньше.

Поэтому эти три дня спецкурса мы (рискну тут обобщить) прожили в тревоге и сопротивлении тревоге. И, конечно же, — в любопытстве, интересе, агрессии, стыде, надежде, обнаружении нуждаемости друг в друге, принятии происходящего и даже, порой, в покое и удовлетворении.

Как чаще всего и бывает в гештальт-группах, моделировать особо не пришлось)) Что было наглядно и ценно.

Я прожила интересный опыт со-ведения группы с Петром. И увидела в тебе, Пётр, интересное и привлекательное сочетание заботы, нежности, доброты, с заметной прямой агрессивностью и мужской силой, с долей маньячества в глазах (контролируемого), с живостью и такой… мальчишечьей хулиганистостью при этом. И ты, и ситуация, в целом, способствовали моему новому опыту бытия в качестве со-ведущей группы. Я была сильно менее заботливой в своих реакциях в группе, чем обычно, и при этом менее напряженной по этому поводу. Неожиданно. Чаще я старательно балансирую. Тут, видимо, и моя личная ситуация сыграла роль, сил просто не было, и твоё надежное присутствие поддержало.

Спасибо тебе, Пётр, и группе за эти три дня вместе! Живые, интересные, очень необычные, волнительные и глубокие, местами смешные.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + двадцать =