Категория: | Просмотры: 57

Групповая психотерапияУ каждого из нас есть свой способ реагирования на новые обстоятельства и на новых людей. Конечно, это может быть не один способ, а некий набор реакций и моделей поведения в зависимости от контекста. Но так или иначе типичная реакция на новизну вообще и на социальную новизну, в частности, есть у каждого взрослого. Только мы часто не замечаем или не осознаём достаточно полно эту реакцию, свой выученный, привычный способ обходиться с новым.

Почему? Думаю я про это вот что…
Общественная мораль да и просто культура многих поколений учит нас, что надо быть приветливым, доброжелательным и т.д. Социально ориентированным, в общем. И идея-то хорошая, полезная. Но приучение к этой идее чаще идёт «от головы» через наставления, нравоучения, некоторое давление на ребёнка вести себя так-то и так-то, а не через осознавание, принятие и исследование своей естественной животной реакции на новые ситуации и новых особей вида homo sapiens (и не только этого вида). А естественная реакция на новизну, как правило включает в себя некоторую опасливость и настороженность, тревогу неопределённости: кто это? опасен ли он? как мне себя вести?

Если понаблюдать за животными, то можно заметить, что в новых обстоятельствах и уж тем более в присутствии новых особей своего вида или иного, они как правило не готовы сразу пускаться в близкий контакт и взаимодействие (если это не вопрос защиты своей территории или размножения). Безусловно, в новой ситуации может быть помимо настороженности и опасливости ещё любопытство, интерес к новому, тяга это новое исследовать, чтобы оно стало более знаемым, понятным. И вот соотношение этого любопытства и настороженности у каждой особи разное. В первую очередь, в силу разных особенностей нервной системы. А если говорить о взрослой особи, то и в связи с приобретённым опытом.

То же в общих чертах и у людей. Только с некоторой впитавшейся с детства надстройкой (в большей или меньше степени у каждого), что нужно быть приветливым, а если ты молчишь, то ты молчун и бука, а если стесняешься, то какой-то уж слишком застенчивый, надо быть смелее. А если уж и вовсе хочешь отойти подальше и огрызаться, то какой-то ты невоспитанный. И да, конечно, наше пока что вечное «нужно доверять людям» никак настороженность не поддерживает.

Добрая новость в том, что большинство из нас всё равно благодаря разным ресурсам научаются как-то обходиться с этим своим индивидуальным балансом любопытства и настороженности и вполне успешно знакомиться, строить отношения, взаимодействовать с разными людьми каждый день, в том числе новым людьми.

Подводный камень в том, что если собственная настороженность, недоверчивость, тревога не изучена, не принята, не признана, воспринята сознательной частью как то, с чем нужно бороться, что нужно скрывать и т.д., то эти переживания перестают замечаться человеком. Но от того, что они перестают замечаться, они никуда не деваются, и как-то влияют на то, что мы делаем в контакте, как мы обходимся со своей тревогой и настороженностью и каким незаметным для нас образом она потом вылезает, прорывается уже совершенно бесконтрольно и оказывает влияние на наши отношения, на партнёра по общению или на нас самих. Причём, имея какой-то результат действия этой неосознанной тревоги-настороженности, мы часто даже не понимаем, что этот результат связан именно с ней.

Всех примеров не привести. Но вот некоторые. Человек может, игнорируя свою тревогу, вступать в контакты с людьми, после чего жалеть об этом, обнаруживая неприятный осадок «зачем я стал с ним разговаривать?», постфактум может вспоминать «ведь были же звоночки, что что-то не так, но я их проигнорировал». Иногда от тревоги человек может быть слишком активным, настойчивым, говорливым, что отпугивает других или приводит к их раздражению, и ситуация выглядит как взаимная агрессия, хотя на самом деле всем участникам не очень безопасно (они не хотят друг другу зла, просто слишком напряжены). Иногда интенсивность тревоги, страха настолько высока, что человек невольно демонстрирует пренебрежение, как будто ему никто не нужен здесь. И производит первое впечатление надменности, отстраненности. Хотя при этом он может внутренне как раз очень хотеть контакта, просто тревоги больше, и с ней сложно справиться.

И вот возьмём первую встречу терапевтической группы. Казалось бы, со стороны если посмотреть, всё просто и банально. Даже скучно. Люди пришли. И основная задача встречи — познакомиться друг с другом и сориентироваться в том, что и как здесь будет происходить. Внешне всё так. Только при этом у каждого участника разворачивается ещё свой «внутренний» процесс, который достоин внимания. Что-то из этого процесса удаётся исследовать на самой встрече, что-то — на следующей, когда участники группы вернутся в круг и расскажут о том, что с ними было после первой встречи и как они переживали перспективу приближающейся второй.

Для кого-то окажется неожиданностью, что ему несмотря на все прекрасные навыки коммуникации в какой-то степени тревожно, волнительно знакомиться с людьми. А может быть он впервые услышит, что это нормально. Кто-то обнаружит, что от своей тревоги задаёт много вопросов или много говорит о себе, или может быть вместо того, чтобы приглядываться и спрашивать, наоборот, активно раздаёт советы. Кто-то заметит, что на встрече вроде бы все было хорошо, но после ему кажется, что как-то не так себя вел, как хотелось бы. Будет смущаться и стыдиться. Другой будет до второй встречи уверен, что ничуть не волновался и ему все понравилось, а потом расскажет о внезапных приступах головной боли, которые были на неделе. И при небольшом прояснении выяснится, что в эти же дни на неделе ему вдруг жутко не хотелось идти на группу и встречаться с участниками вновь, но он это как-то пропустил в своём сознании.

Так что… первая встреча группы с виду может быть очень простой, неспешной и без ярких внешних событий. Но терапия начинается уже здесь. Чьи-то реакции будут проще и легче, чьи-то сложнее и интенсивнее. Но так или иначе все участники будут затронуты. И от того, каким окажется баланс между настороженностью-тревогой и любопытством-интересом, зависит, придёт ли каждый из участников группы на вторую встречу, и с чем.

Кстати, способность оставаться в ситуации неопределённости, тревоги, выдерживать её и исследовать происходящее — очень важная способность для установления отношений, для знакомства. И для начала любого проекта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × 1 =