Категория: | Просмотры: 1693

Автор: Джон Энрайт

Один из первых гештальт-терапевтов, ученик и соратник Перлза, Джон Энрайт, так описал «гештальт» и суть философии гештальт-подхода в своей замечательной книге «Гештальт, ведущий к просветлению» (1980 год).

«Энрайт: К счастью, Гештальт нет необходимости представлять, так сказать, последовательно — пункт за пунктом, так как целое не является простой суммой элементов. Его можно представить в целостном виде за 5 минут, за 15 минут, за час и так далее. Конечно, это может занять и всю жизнь и даже не уместиться в ней. Итак, вот пятиминутное представление…

1. Знание уже присутствует.
Два момента абсолютно принципиальны в Гештальте. Один из них — это утверждение, что вы уже знаете все, что вам нужно знать для того, чтобы вести совершенно удовлетворительную и удовлетворяющую, счастливую и эффективную жизнь. Вы способны на это прямо сейчас. В большинстве университетов читают курсы по межличностным отношениям. Прекрасно, вы уже прошли и проходите наилучшие курсы по межличностным отношениям — эти отношения разворачиваются вокруг вас. И вы были высоко мотивированы, когда проходили эти курсы. Вы получали отличные отметки и научились применять свои знания. Вот в этот самый момент вы обладаете способностью мгновенно составить представление о людях, которые находятся рядом с вами, узнать, чем они важны для вас, как они к вам относятся и пр. Но у вас нет доступа к этому. Вопрос не в том, как узнать все это. Все это у вас уже есть.

2. Существует запрет на знание того, что вы знаете.
Научившись всему этому, вы также научились этим не пользоваться. Я не хочу слишком далеко вдаваться в эту грустную тему, но вот пример того, что я имею в виду. Существует запрещение смотреть на других людей. В нашем обществе это столь же запретно, как секс. Вы почувствуете себя очень неуютно, если попробуете смотреть на другого человека несколько дольше, чем считается приличным.

Существуют и другие запрещения на пользование своими внешними чувствами. Нельзя ощупывать себя, нельзя знать различные части себя. Существует запрещение чувствовать, кто ты есть, чувствовать то, что ты чувствуешь, и знать то, что ты знаешь. «Подойди, поцелуй тетю Агату на прощание, ты же знаешь, как она тебя любит». — Вы знаете, что она вас не любит, но вы должны это делать, несмотря на то, что не хотите. Так или иначе, вы это делаете, и скоро это становится слишком болезненным, так что вы забываете, что вы не хотите этого делать. Вы делаете это и как бы цепенеете, тупеете.

Один из наиболее ядовитых примеров я видел несколько лет назад на склонах горы Рейнер. Маленькая девочка бежала впереди своего семейства, выискивая интересную тропинку в стороне от дороги. Вскоре послышался рокочущий голос матери: «Ты же не хочешь спуститься туда, дорогая! » — Вот так. Мать не сказала: «Я не разрешаю тебе туда ходить» — или хотя бы: «Придержи свое любопытство» — что можно было бы понять: в самом деле, нельзя же разрешать детям слишком далеко отходить от себя в лесу. Но фраза: «Ты же не хочешь» разрушает сам импульс, а не просто предотвращает действие. Я почти что мог слышать, как маленькая девочка говорит про себя: «Вот это да! Я думала, что я хочу, но, наверное, я не хочу. Мама всегда права. Пожалуй, и в самом деле не хочу! »

И так это и продолжается. Мне действительно не хочется долго говорить об этом. Это слишком болезненно. Так или иначе, важно не то, откуда нечто взялось, — важно знать, что удерживает это состояние сейчас. Мы действительно научены не применять собственную мудрость. Мы обладаем невероятно тонко настроенным, замечательно эффективным снаряжением, но мы завалили его мусором и даем ему ржаветь.

Гештальт ничему не должен учить. Вы уже знаете все, что вам нужно. Дело только в том, чтобы разблокировать, отпереть, отпустить.

3. Все, что вы знаете, присутствует здесь и сейчас.
Знаете вы об этом или нет, но все есть здесь, прямо сейчас. С одной точки зрения, это настолько очевидно, что нечего тратить время на сообщение этого вам, а с другой точки зрения, это настолько глубоко, что вы испытали бы подлинное сатори, если бы реально обрели это! Все, что только случится с вами, и все, что случалось с вами, все, что может повлиять на вас в будущем, — присутствует прямо сейчас. На небесах нет картотеки, где хранился бы ваш опыт, чтобы высылать его вам вниз по мере надобности. Он здесь. Сейчас. Каждый импульс ударить кого-то, который вы когда-либо переживали, сохранился в ваших мышцах, так же, как и каждое воздержание от этого. Это часть того, что называют подавлением или вытеснением — мышечное напряжение при воздержании от реализации импульса. Все это здесь, в нервно-мышечной системе.

Поистине, если бы можно было остановить любого из нас на мгновение и потом в течение вечности разворачивать это мгновение жизни, мы обнаружили бы в нем все. Любой опыт. Все, все, все.

Поэтому совершенно ложно разделение, которое мы часто слышим в терапии: «Будем ли мы работать с тем, что здесь и сейчас, или с прошлым?» Нет такого выбора. Выбор только в языке, которым мы пользуемся. Я могу говорить о своем наличном опыте в прошедшем времени, предлагая вам метафоры в форме воспоминаний, или я могу говорить о моем опыте в настоящем времени, или я могу говорить о нем, рассказывая вам сны или образы будущего. Или я могу говорить об этом проективно, рассказывая о том, как кто-то другой чувствовал, чувствует или может чувствовать ситуацию. Это не так важно. Все это те или иные средства выражения того, что присутствует здесь и сейчас.

Итак, подведем итог пятиминутному изложению Гештальта: вы уже знаете все, что вам нужно знать, и вы знаете это сейчас. Образно говоря, существует поток сознавания, протекающий все время, — потенциального, но полного. Если только мы можем углубиться в него, то любой ответ, который нам нужен, — там. Если вы можете сформулировать вопрос — вы получаете ответ. Вы не можете сформулировать вопроса, на который вы не могли бы получить ответа. Вы можете не знать ответа — можете не иметь непосредственного доступа к нему — но он там. У индейцев Помо есть поговорка: «То, что человеку нужно, у него уже есть». Если вы можете сформулировать запрос, вы начинаете его осуществлять.

У меня возникает такой образ. Мы живем по одну сторону стены. По другую сторону — полная свобода и полное сознание, но мы — по эту сторону. Толщина стены — самое большее 90 секунд. И в каждый момент есть дверь сквозь стену, но эта дверь все время меняет положение. Дверь, которая пропускала вчера, не пропустит сегодня. Но всегда есть такая дверь, которая откроется. Если только вы найдете ее, вы освободитесь за считанные секунды. В этом месте свободы вы можете прожить целую жизнь за 90 секунд. Это место всегда здесь и всегда достижимо, хотя бы потенциально, если не реально«.

Источник «Гештальттерапия. Теория и практика». М.: Апрель Пресс, Изд-во Эксмо, 2002.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 − пять =