Категория: | Просмотры: 2

О работе с травмой. По следам обучающих семинаров.25-27 октября состоялась 7-ая сессия второй ступени нашей программы подготовки гештальт-терапевтов. Я давно не писала о том, как проходят наши встречи. В этот раз заметка просится сама собой.

Сессия была посвящена теме травмы. Тому, что это такое, в каких случаях мы подразумеваем, что имеем дело с последствиями психологической травмы в опыте клиента, и каковы нюансы работы терапевта в этом случае.

Несмотря на то, что базовые темы программы повторяются от группы к группе, каждый раз с каждой новой группой проживаем мы их (тренер и группа) по-разному. В этот раз в группе было много опасений относительно встречи с собственным травматичным опытом и страха быть захваченным болезненными переживаниями, связанными с этим. Нередко звучала тема встречи с неведомым. С чем-то, что находится под замком и запрятано глубоко. И если замок будет открыт, это что-то вырвется, окажется огромным и неуправляемым, тем, с чем «я не смогу справиться». Несмотря на то, что я старалась максимально аккуратно сопровождать группу в этой теме с самого начала, опасения участников оставались и избегание было выражено довольно ярко.

Утром субботы, на следующий день после введения в тему, одна из участниц группы поделилась своим сном, который я вижу как прекрасную яркую метафору темы:*
«Мне приснился жуткий кошмар. Что большая редкость. Как будто бы я голая нахожусь в какой-то комнате. И меня преследуют. Кто-то пытается вскрыть замок с той стороны. И я понимаю, что если бежать, то только через окно. И если я сбегу из комнаты через окно, я либо разобьюсь и не выживу, либо сохраню жизнь, но окажусь на улице, совершенно голая…»

Проясняя то, как осознаёт участница этот сон и своё бытие в группе, мы обнаружили переживание тотальной незащищенности, ужаса и стыда.
Исследуя этот опыт, и проясняя, что мешает говорить о самых тяжёлых своих переживаниях в группе (тех, что связаны с тотальной незащищённостью, ужасом и стыдом), мы обнаружили с одной стороны потребность участницы в том, чтобы о ней позаботились и обогрели, а с другой — страх остаться непонятой в глубине своих переживаний.

И этот сон, и связанные с ним чувства, очень хорошо описывают то, с чем сталкивается человек, переживающий последствия психологической травмы. Ужас, стыд, тотальная незащищённость и ожидание непонимания со стороны окружения. А специалист (психолог, психотерапевт), который работает с клиентом, очень легко может оказаться для клиента тем самым, кто взламывает замок с той стороны.

Я думаю, что эта метафора очень хороша для того, чтобы пояснить, как важна аккуратность терапевта в этой теме. Клиент будет избегать прикосновения к болезненному опыту, связанному с травмой, даже если на рациональном уровне он готов работать. Потому что это застывший опыт боли, одиночества в ней и недоступности необходимой поддержки окружающей среды. Опыт травмы — это опыт застывшей боли, не получившей разрешения. Если боль может быть ассимилирована, травмы нет.

Первая задача терапевта не в том, чтобы добраться до болезненных переживаний клиента и «вскрыть» их. А в том, чтобы вместе с клиентом создавать ресурс для ассимиляции боли (независимо от того, какими чувствами она вызвана). Той боли, которая откроется обоим в их совместном исследовании опыта клиента и опыта, который рождается между клиентом и терапевтом.

Что же тогда важно?
Важно учиться видеть избегание и с пониманием относиться к нему. Способов избегания очень много. Хорошо бы исследовать и свои.
Важно учиться не игнорировать болезненный опыт клиента, как игнорирует его часто сам клиент. Важно уметь говорить об этом — с состраданием, а не укором.
Важно уметь оставаться с клиентом, даже когда клиент не верит или не замечает терапевта. Эти проявления могут быть частью травмы.
Важно видеть закрытую дверь, быть способным стучаться в неё, и не менее важно быть способным принять, что пока дверь закрыта.

*Сон опубликован с согласия участницы группы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × один =