Категория: | Просмотры: 1294

Автор: Юлия Верятина
Равенство, неравенство и партнёрство.
Одна из самых непростых, на мой взгляд, тем в отношениях. В современном мире особое значение придаётся идее равенства людей — равенства прав, свобод, возможностей, ответственности (хотя, про ответственность — реже) и т.д. Равенство провозглашается одной из важнейших ценностей гуманистического общества. В терапии мы часто говорим о равенстве и партнёрстве клиента и терапевта. И довольно часто, по моим впечатлениям, с некоторым пафосом.

Я думаю, что идея равенства действительно важна, но лишь в определенных аспектах нашего существования. Равенство людей — это лишь часть реальности. Другая её часть — очевидное неравенство: в начальных условиях жизни, в способностях и достижениях, в естественной групповой и общественной иерархии, да в возрасте и опыте, наконец. И порой мне кажется, что идея равенства в нашем профессиональном сообществе и в обществе, в целом, становится настолько сверхзначимой, что неравенство в отношениях игнорируется. А признание неравенства, конкуренции и обозначения иерархии превращается из важного и жизненно необходимого процесса нахождения своего места в системе отношений в неприятное, в чём-то грязное, неловкое и даже стыдное занятие.

В контексте этой темы меня, как терапевта, находящегося в отношениях с коллегами, и работающего в ко-терапии, волнуют такие вопросы и аспекты моего опыта:

  • как определить равенство и неравенство в отношениях с ко-терапевтом,
  • как оказывается возможным неравенство и партнёрство,
  • как отношение партнёров к равенству и неравенству влияет на отношения в паре.

Всё более ясным мне становится тот факт, что лично для меня определение равенства и неравенства в отношениях — очень субъективное действие. Я пытаюсь анализировать свой опыт ко-терапии с этой точки зрения. И прихожу к тому, что в каких-то своих ко-терапевтических дуэтах я определённо чувствую и признаю неравенство или равенство со своим партнёром, и некоторую иерархию. А в каких-то — равенство и неравенство для меня относительно или условно. Я нахожу, что для меня, похоже, как и в случае с уважением, есть два рода равенства-неравенства.

Первый — это так называемое объективное равенство-неравенство. Которое можно «вычислить», опираясь на некоторые оговоренные критерии. Например, если брать нашу профессиональную деятельность, в круг таких критериев могут попасть, на мой взгляд: стаж терапевтической практики, её интенсивность и стабильность, статус в профессиональном сообществе, наличие учеников (хотя, последнее, уже не обязательно и дело личных предпочтений). Если иметь ввиду ко-тренерство, то здесь можно добавить опыт ведения обучающих групп и программ, количество выпусков, тренерский статус и т.д.

Второй — это субъективное переживание равенства-неравенства в отношениях, которое имеет место даже когда речь идёт о перечисленных выше критериях. И связано это с несколькими факторами для меня. Во-первых, с тем, что даже перечисленные критерии могут быть весьма относительны. Тот же самый опыт терапевтической практики. Будет ли для меня иметь принципиальное значение, разница в стаже коллег в 1-2 года? Или в 5 лет, при условии, что у одного 25, а у другого 20. А как сравнить интенсивность? Какая разница в интенсивности будет принципиальной — 2, 5, 10 клиентов в неделю? Кстати, будет ли для меня однозначное преимущество иметь коллега, который работает больше меня и интенсивность его работы такова, что он принимает по 6-8 клиентов ежедневно, а в выходные еще умудряется вести группы? Возможно, я усомнюсь в его профессионализме, исходя из своих субъективных критериев. И мне понадобится нечто большее, чем просто сообщение об интенсивности его работы, чтобы от настороженного отношения перейти к признанию и уважению и уж тем более, к признанию профессионального неравенства в его пользу. Вторым фактором субъективности я считаю личную значимость для каждого конкретного профессионала того или иного критерия. Что для одного приоритетно, то для другого может по значению стоять на самом последнем месте. Третьим фактором, конечно же, является личное отношение к партнёру — переживаемое уважение к нему в связи с тем, что он делает, восхищение, желание учиться у него или делиться своим опытом. Не формальное признание по неким «математическим» критериям, а лично переживаемое отношение к конкретному коллеге. Я даже, строго говоря, не могу сейчас найти точных, удовлетворяющих меня слов для описания этого процесса — как именно внутри, субъективно, я признаю своё неравенство с партнёром, независимо (а для меня это часто так) от внешних критериев. Так же я думаю и о четвёртом факторе — склонности к идеализации или обесцениванию себя и других. Это связано с дефицитом собственного признания как отношения к себе, из которого происходит либо тенденция к самоуничижению и принижению, либо склонность к обесцениванию других. Что, в общем-то, есть две стороны одной медали.

Может быть, можно сказать ещё так. В любом сообществе существует формальная иерархия — по возрасту, опыту, статусам, заслугам, уровню дохода и т.д. Но одновременно с этим существует неформальная иерархия, завязанная на переживаемых отношениях, где бóльшую роль играют другие критерии равенства и неравенства. И, как известно, формальное и неформальное места каждого члена сообщества в системе могут совпадать, а могут быть далеки друг от друга.

Еще я думаю о том, для чего вообще нужна эта дифференциация в ко-терапаевтических и иных отношениях. Определение равенства-неравенства как самоцель? Или же это необходимо для решения каких-то задач отношений? И тут внутри себя я нахожу следующие ответы. Во-первых, вопрос равенства-неравенства возникает в связи с распределением функционала и ответственности за решение тех или иных задач проекта, с вопросом вклада каждого в данный проект. Во-вторых, в связи с вопросом распределения финансов — чья работа сколько стоит, как оценить вклад каждого в деньгах. И в-третьих, этот вопрос для меня тесно связан с тем, на что я имею право в нашей совместной работе, а на что нет. И какими правами наделяю своего партнёра. Размышляя над вопросом равенства-неравенства с этой точки зрения я пока пришла к выводу, что равенство в отношениях обеспечивается двумя основными условиями. Первое — это договоренность между участниками отношений. Это договоренность коллег о том, в чём они равны в отношениях по своим правам и обязанностям, о том, каковы границы их неравенства и равенства. Например, какие преимущества в данных отношениях даёт одному более высокий статус в сообществе, больший опыт и т.д., и даёт ли. Что означает для каждого из коллег признание равенства друг друга в контексте их отношений. Уравновешивается ли преимущество одного коллеги по отношению к другому чем-то, в чём выигрышнее оказывается этот другой. Второе условие — это степень собственного признания себя, уважения к себе, что, безусловно, влияет на то, что я могу себе позволить в отношении себя и другого человека. Я немного уже говорила об этом, рассуждая о собственном признании терапевта как ресурсе ко-терапевтических отношений и о равенстве самому себе.

Я думаю также, что эти два условия — договор (то есть взаимное признание существующего положения дел, взаимное признание друг друга в том или ином качестве, взаимное согласие в видении сотрудничества) и признание себя каждым из ко-терапевтов — обеспечивают возможность партнёрства. Если договор между нами ясен и взаимно признан, если сделано это по взаимному добровольному согласию и без лукавства каждого перед самим собой, то независимо от того, каковы наши статусы, в чём наше равенство или неравенство в профессии и в данном проекте, наше партнёрство может быть равным.

Мне кажется важным коснуться в этой теме некоторых чувств. А именно, страха и стыда. Я думаю, и нахожу в своём опыте, что это, пожалуй, самые яркие и часто возникающие чувства в связи с обнаружением отличий друг друга и признанием равенства или неравенства.

Мне знакомы опасение и страх, возникающие при обнаружении каких-то важных для меня различий с моими партнёрами и при желании или понимании необходимости обсудить эти различия или хотя бы заявить о них партнёру или в группе при партнёре. Здесь имеет место и опасение реакции партнёра — какой она будет, признает ли он моё мнение, будет ли с ним считаться. Иногда, когда речь идёт о каких-то сильно отличающихся позициях или, например, недовольстве и претензиях в отношении вопросов вклада коллеги в проект (опять же вопрос равенства и неравенства), это страх перед неизвестностью, выдержат ли наши отношения это обнаруженное различие, сможем ли мы договориться.

Мне знаком страх стыда. Это страх, возникающий в отношении старших коллег-партнёров, которые имеют для меня не только некий формальный, внешний статус, но и авторитет. Позволить себе предъявить на группе, например, точку зрения, отличную от точки зрения старшего партнёра, требует, порой, некоторых усилий. Да и вообще, работать рядом с авторитетным коллегой, осознавая наше неравенство. Особенно, если до сотрудничества с ним в ко-терапии я была его ученицей. Безусловно, уважительное, а не обесценивающее, не унижающее, отношение старшего партнёра в этой ситуации играет большую роль. Но и одновременно с этим должен быть найден свой, внутренний ресурс для того, чтобы быть собой рядом с авторитетным, статусным коллегой. Никакая договоренность, никакое позитивное отношение старшего коллеги не смогут полностью обеспечить этот ресурс и устранить необходимость совершать собственное усилие в предъявлении себя в процессе такого сотрудничества. При этом, конечно, уважительное отношение к младшему коллеге старшего партнёра, не мешает младшему искать этот внутренний ресурс и накапливать его. Для меня в своё время важными и запавшими в душу оказались слова одного из моих учителей, Игоря Данилова. Я думаю, потому, что они нашли отклик в моём личном опыте разного сотрудничества со старшими коллегами. Он говорил о том, что своими действиями можно поддерживать по-разному. Можно поддерживать в другом человеке ребёнка, а можно — взрослого. Мне кажется, эта мысль применима к разным отношениям — к отношениям терапевта с клиентами, супервизора с терапевтами, ко-терапевтов друг с другом, и, в частности, старших ко-терапевтов, с младшими по статусу. Мы можем быть не равны по опыту, статусу, авторитету, и можем оба признавать это, но при этом мы можем относиться друг другу как к двум автономным и достаточно взрослым и зрелым людям, способным быть партнёрами при этом неравенстве.

Страх стыда возникал у меня в отношениях с коллегами ко-терапевтами в ситуациях, когда я замечала, что внутренне претендую на что-то большее в отношениях, чем позволяла себе или получала до сих пор. Здесь я вспоминаю такую хлёсткую фразу: «Мало знать себе цену, нужно еще пользоваться спросом». Бывают такие ситуации, когда мне кажется, что я чего-то недополучаю в отношениях — будь то материальная или моральная отдача партнёра. И этот дефицит уже не может оставаться незамеченным. Одновременно с этим мне бывает страшно оказаться неправой в ситуации, встретиться с тем, что другой сочтёт, что я хочу или требую большего, чем заслуживаю. И вот это возможное несоответствие между моими притязаниями и признанием их со стороны коллеги (особенно старшего, но и равного пор статусу тоже) пугает перспективой столкнуться со стыдом. А если я действительно увижу, что я не права в своих притязаниях? Не просто коллега не согласится. Ну бывает, разные взгляды. А если и я увижу, что он прав и его позиция более убедительная?

А ещё мне знаком стыд в ко-терапии. Стыд, который вдруг возникает в процессе работы с коллегой в группе и внешне никак не связан с действиями коллеги по отношению ко мне. Это бывает связано с тем, когда группа как-то активно проявляет интерес к моему ко-терапевту, несколько игнорируя меня. И я вдруг погружаюсь в фантазии о том, что я недостаточно хороша как терапевт. Или когда я вижу какую-то очень хорошую и новую для меня работу ко-терапевта (какой-то удачный, красивый, впечатляющий ход или вообще что-то новое в его работе, что раньше он не делал). Я удивляюсь, восхищаюсь, завидую, и могу не заметить, как в этом процессе начинаю обесценивать себя и стыдиться того, что я так не умею или такое не пришло мне в голову. Конечно, всё это как-то связано с моей личной историей и индивидуальными особенностями, и с тем, что всё это происходит в группе, и возможно, имеет какое-то отношение к групповой динамике. Но так же мне кажется, что есть в этом явлении некоторая универсальность, связанная с иерархией, равенством и неравенством, конкуренцией и признанием. Я заметила, что этот стыд связан с тремя аспектами моей внутренней ситуации. Один заключается в том, что я вдруг неосознанно начинаю жадничать в выражении своего признания в адрес коллеги — удерживая, скрывая возникшее восхищение, удовольствие от того, что я увидела. Второй — в том, что я оборачиваюсь против себя, отказываюсь от того, кто я есть сейчас, и как будто сама того не замечая требую от себя немедленно стать лучше, чем я есть сейчас. Как будто я говорю себе «Посмотри, какой он молодец! А ты?!». А третий заключается в том, что я не делаю выбор. А выбора в данной ситуации я вижу два — либо рискнуть предъявить себя, если я претендую на большее, и азартно конкурировать с партнёром, не игнорируя, конечно, при этом интересов группы. Либо, если в данный момент у меня нет ресурсов больше вложиться в свою работу или ситуация в группе такова, что конкуренция с коллегой не уместна, не соответствует групповой ситуации, признать, что в данный момент он действительно уместнее, активнее в группе, и внимание группы действительно обращено на него. Признать, что мы сейчас действительно не равны в этом.

Я описала лишь некоторые примеры, связанные с переживаниями страха и стыда в ко-терапии по поводу равенства, неравенства и партнёрства. Мне было важно обозначить и немного описать страх и стыд как те переживания, которые могут создавать напряжение и быть частью сопротивления в процессе дифференциации партнёров, обнаружения и признания своих различий, своего неравенства в ко-терапии. Если различия и неравенство не обнаружены, то отношения не являются равными, они являются слитыми. Тогда мы имеем дело со слиянием, зависимостью и созависимостью. И только когда мы рискуем встретиться с неравенством друг друга, начать говорить об этом, и в этих переговорах находить общий язык и признавать друг друга, только тогда мы можем говорить об истинно равных и партнёрских отношениях.

Если быть честной, то я не вполне удовлетворена. С каждой новой мыслью и строчкой я обнаруживаю, что есть еще многое, о чём хочется рассказать. И, похоже, я нуждаюсь в большем времени и более медленном темпе для того, чтобы мой текст о ко-терапии был завершенным для меня на данном этапе. Целым, завершенным и не формальным. Одновременно с этим я обещала представить свою работу на эту тему коллегам. И это обещание связано сроками. Срок настал. Поэтому я усилием воли выбираю остановиться сейчас, лишь обозначив те темы, которыми мне бы хотелось в дальнейшем дополнить свой текст.

Мне бы хотелось уделить время теме чувств, переживаний в ко-терапии. Страх и стыд — это не всё, с чем мы сталкиваемся в ней. Мне бы хотелось написать о радости и злости, об азарте и усталости, о восхищении и зависти, о грусти, об обиде и благодарности. Возможно, и о других чувствах, которые сейчас в фоне.

Я думаю, что отдельного внимания заслуживает тема конкуренции и сотрудничества, как продолжение рассуждений о равенстве, неравенстве и партнёрстве.

Мне кажется важным больше написать о деньгах в ко-терапевтических отношениях. Не знаю, смогу ли ясно изложить свои представления по этому вопросу в виде цельной части текста, но пока не могу расстаться с идеей попробовать это сделать.

Мне бы очень хотелось написать о супервизии и личной терапии в связи с ко-терапевтическими отношениями.

В моих планах также — обозначить те темы и вопросы, которые касаются ко-терапии, но по тем или иным причинам не могут быть рассмотрены мной в данном эссе.

Надеюсь, что продолжение следует.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × 5 =