Категория: | Просмотры: 1624

Беременность. Тёмная сторона. Часть 3. Бесплодие. Аборт. Послесловие.

Автор: Юлия Голованова (Верятина)

Читать предыдущую часть статьи

Я завершила рассказ о переживаниях женщины, связанных с замершей беременностью и выкидышем. А в этой части статьи расскажу о переживаниях женщин в связи с бесплодием и абортом.

О бесплодии.

В первую очередь хочу сказать тем, кто ставит себе сам диагноз «бесплодие». Сталкивалась с такими случаями не раз. Не надо торопиться!
Во-первых, в настоящее время, насколько мне известно, адекватные врачи начинают подозревать бесплодие тогда, когда женщина не может забеременеть в течение года. При этом важно учесть два принципиальных условия! Женщина здорова и у женщины регулярно есть секс. Поэтому рано паниковать, если не получилось забеременеть с первой, второй, третьей попытки в течение первых трёх циклов после отмены контрацепции.

Во-вторых, проблемы с зачатием могут иметь медицинское объяснение (есть какие-то сопутствующие заболевания, при которых забеременеть невозможно или очень сложно) или не иметь (так называемое бесплодие невыясненной природы). То есть имеет значение обследование у специалистов, которые занимаются вопросами репродукции. И если нужно и возможно, пройти курс лечения.

В-третьих, проблемы с зачатием могут быть связаны не только с женщиной, но и с состоянием здоровья мужчины, а также с парой, в целом. Бывают проблемы, которые в самом общем виде можно назвать несовместимостью партнеров. То есть мужчина и женщина может быть и могли бы иметь детей, если бы встретились с другими партнерами.
Поэтому вместо того, чтобы заниматься самостоятельной постановкой диагноза, лучше обратиться к врачу (врачам) и вместе разобраться, каково ваше состояние на сегодняшний день, есть ли какие-то проблемы, которые нужно и можно решать с помощью медицины.

Теперь о психологии.
Если вы читаете статью целиком, то вы уже заметили, что о переживаниях, связанных с невозможностью забеременеть, я выше тоже упоминала. В чём-то они очень похожи у женщин с разной судьбой. Ведь и у невынашивания, и у бесплодия результат один — невозможность родить ребёнка. Чувства женщины, у которой не получается забеременеть, ровно так же можно описать через отношения с разными людьми и то, каким людям эти чувства адресованы. Поэтому я снова повторю этот список, обозначив нюансы.

Ребёнок.

Я уже писала о том, что значение имеет не только реальный ребёнок, зародыш или развивающийся внутри матери плод. Так уж устроена наша психика, что значение для нас имеет и субъективная реальность — наши идеи, цели, смыслы, образы, которыми мы живём. Если женщина ждёт беременности (а те женщины, которым уже поставили диагноз «бесплодие», обычно беременности действительно ждут, и готовятся к ней), то у неё, как правило, уже есть какие-то отношения с «её ребёнком». Она уже не раз представляла себя беременной, мечтая об этом. Представляла, как внутри неё развивается новая жизнь. Она представляла себе, как нянчится со своим малышом. Возможно, она не раз уже думала о том, как бы его или её звали. Она много раз с надеждой делала тест на беременность, когда у неё случалась очередная задержка менструации. И сотни раз после секса всей душой ждала, что, может быть, через пару недель, она узнает, что этот раз был «тем самым». И чем дольше бесплодны попытки женщины, тем больше советов и рекомендаций она уже успела перепробовать, и вновь и вновь столкнуться с отсутствием результата.

Потерять надежду на то, что женщина когда-нибудь переживёт беременность и родит ребёнка (то есть по сути принять диагноз «бесплодие») — это значит внутренне пережить потерю. Это прощание с тем образом, который долгое время женщину поддерживал и был не несбыточной мечтой, а просто будущим, которое когда-нибудь настанет. Это значит признать, что никогда этого опыта в жизни женщины не будет. Остановиться, принять и начать жить иначе (отказавшись от бесконечных попыток зачать) — многим женщинам совсем не просто. Это значит прожить горе. И в этой точке мы возвращаемся к теме горевания.

Есть здесь только один важный нюанс. Если при выкидыше или замершей беременности потеря хоть сколько-то очевидна. То потеря женщины с бепслодием с обыденной точки зрения потерей не является. А если метафорически, то я вижу сходство в таких двух образах. Выкидыш, замершая беременность — это ситуация сродни потере близкого человека. Разве что похорон нет. А бесплодие — это ситуация сродни той, когда близкий человек пропадает без вести. То есть его нет, но и мертвым признать нельзя. И похоронить нельзя. И всегда есть место надежде, шансу, что он вернется или что он хотя бы жив. Пока у женщины есть матка, хотя бы одна из фоллопиевых труб и хотя бы один яичник — всегда есть место надежде и шансу, что она может забеременеть. И таких случаев довольно много. Когда женщине через пять, десять, 12 лет бесплодия вдруг случается забеременеть.

Сама женщина.

Безусловно, потеря надежды и горевание о том, что женщине не доступен опыт многих других женщин, связаны с перестройкой образа себя. Эта перестройка без горевания невозможна. Женщине приходится расставаться со своими мечтами о биологическом материнстве, с образом себя как женщины, которая способна выносить и родить. Женщине приходится перестраивать всю картину себя и своей жизни, которая связана именно с беременностью и рождением кровных детей. В общем, горюет женщина не только о расставании с образами своих нерожденных детей, но и о себе, как женщине, не способной родить ребёнка.

Как правило, всё же принятие и перестройка сознания происходят далеко не сразу, а после многочисленных попыток. Поэтому здесь мы возвращаемся к тому, какой телесный опыт проживает женщина:

Это всевозможные обследования. И не только анализы крови, мазки и узи. Это и процедуры, хоть и диагностические, но являющиеся, по сути, оперативным вмешательством и иногда требующие общего наркоза. Например, гистероскопия (обследование матки) или лапароскопия маточных труб.

Это разные схемы лечения — и таблетки, и уколы, и свечи, и гирудотерапия, и многое другое.

Это и непосредственно процедуры, связанные с оплодотворением. Например, инсеминация и ЭКО.

Об ЭКО хочется сказать отдельно. Нет, вовсе не для того, чтобы выразиться «за» или «против». Не в этом цель моей статьи. Просто для многих это всего лишь аббревиатура, которая переводится как экстракорпоральное оплодотворение. Ну и очень общее представление о том, что оплодотворение происходит искусственным путём, а потом в матку «подселяют» оплодотворенные яйцеклетки. Но далеко не все женщины (и тем более мужчины, которых эта тема касается в еще меньшей степени) знают, что данная процедура включает в себя гормональную стимуляцию (женщина принимает гормоны по схеме — таблетками или в уколах — для созревания яйцеклеток) и пункцию фолликулов яичника, требующую общего наркоза. Кроме того, ЭКО не является абсолютно результативным, и не все женщины, пройдя через эту процедуру, вынашивают и рожают ребёнка. В одних случаях оплодотворенные яйцеклетки не приживаются, в других женщина сталкивается с невынашиванием (на разных сроках). Я встречала женщин, которые пережили 3 и более ЭКО, так и не родив.

Подробно о том, что проживает женщина, в связи с различными манипуляциями с телом во время попыток забеременеть и выносить ребёнка, вы можете прочитать в одноименном «разделе» статьи, где я описывала переживания женщины при замершей беременности или выкидыше.

Отец ребёнка.

В общем-то, всё, что я писала про переживания женщины к отцу ребёнка выше, в той или иной степени может иметь место и в ситуации с бесплодием.

Только здесь я еще добавлю, что особо острыми (как и в случае хронического невынашивания) могут быть переживания, связанные с ситуацией, когда потенциальный отец ребёнка саботирует обследование и лечение со своей стороны. При этом говоря, что он хочет стать отцом.

И также женщина часто сталкивается (как и в случае с хроническим невынашиванием) с чувствами страха, вины и стыда перед мужчиной. Страх, что мужчина оставит её, раз она не может зачать и родить ребёнка. Вина, что она из-за своего бесплодия лишает мужчину возможности продолжения рода. Стыд, собственно, по тому же самому поводу и в связи с оценкой себя как неполноценной женщины.

Врачи.

Здесь переживания будут зависеть отчасти от того, каков опыт общения с врачами у женщины, как много обследований и процедур она прошла, с чем ей пришлось столкнуться. Всё-таки в первой части статьи я довольно много времени посвятила описанию того, в каких больничных условиях часто оказывается женщина, когда сохраняет беременность и когда проживает операцию после замирания беременности или выкидыша. Если при выкидыше и замирании больничный опыт чаще неотвратим. То при бесплодии может обойтись и без него.

В ситуации с бесплодием нередко на врачей возлагаются большие надежды. И врачи выступают в роли «спасителей», которые помогут преодолеть проблему. И в то же время, к ним же может развиваться недоверие. Ведь врачи не всесильны. И чем больше времени и неудач, чем больше сменено врачей (и часто — самых известных и зарекомендовавших себя в городе по вопросам репродукции), тем больше злости и недоверия может вызывать врач и всё, что с ним связано. Более того, возможно и такое амбивалентное отношение, когда женщина с одной стороны надеется и хочет верить, и в то же время переживает недоверие, раздражение и злость к врачу. Эти противоречивые чувства также изматывают и иногда приводят женщину в замешательство.

Также я писала о недоверии, которое растёт с каждым новым обследованием. Из этой же области пример про ЭКО. Напомню, что процедура эта не является очень результативной. При этом существуют нормативы, регулирующие предоставление возможности парам пройти эту процедуру бесплатно. И эти возможности не безграничны. Поэтому, женщины, столкнувшиеся с проблемой зачатия, и решившиеся на ЭКО, нередко проходят через эту процедуру платно. Особенно, когда это уже не первая попытка. И я сталкивалась с тем, что женщины, прошедшие ЭКО и не забеременевшие, начинали высказывать сомнения из разряда «они просто тянут деньги, специально делают работу некачественно». Такие сомнения связаны с неосведомленностью и недостаточной грамотностью в этом вопросе, а также — со злостью разочарования и бессилия и со страхом принять ту реальность, с которой женщина сталкивается: «Я не могу зачать, выносить и родить ребёнка».

Другие женщины, родственники, близкие и неблизкие знакомые.

Здесь я, пожалуй, не скажу ничего нового. Единственное, что акцент может быть в переживании себя по отношению к родне в связи с невозможностью продолжения рода. И в ощущении себя неполноценной, ущербной женщиной в своём роду или в семье мужа.

В целом, из общения с женщинами, переживающими длительные проблемы с зачатием или вынашиванием, особенно в ситуации, когда женщина вообще не имеет детей, я выделила три наиболее ярких характерных феномена. Одержимость, тревога\страх и стыд (чувство неполноценности).

Мне доводилось встречать женщин, которым не удавалось зачать ребёнка в течение 5-10 лет, и они по этому поводу грустили, но не впадали в отчаяние и не занимались этой проблемой с каким-то особым рвением. Такие случаи, конечно, бывают. Но в моей личной статистике процент таких женщин гораздо меньше, чем тех, для кого проблемы с зачатием становятся центром их жизни. Во всяком случае до тех пор, пока женщина не рискнет принять хотя бы как один из вариантов развития событий, что всё же у неё не будет своих кровных детей.

Жизнь женщины начинает крутиться вокруг этой проблемы, от цикла к циклу, от курса лечения к новому циклу, когда нужно зачать. Это может начать затрагивать и сексуальную жизнь, когда секс становится обязательным в определенные дни, в определенные часы, по определенному графику — тут уж зависит еще и от лечащего врача. В таких ситуациях нередко из сексуальной жизни партнёров уходит естественность, спонтанность и удовольствие, секс превращается в техническую процедуру зачатия. До поры до времени (на ранних этапах решения проблемы) все это может сильно не напрягать. Но если результата нет, то в итоге женщина получает довольно узкое, тоннельное восприятие реальности, где все ее настроение зависит от ожидания начала нового цикла и от надежды на то, что будет долгожданная задержка, где секс перестает приносить радость и становится обязательством, средством «лечения» проблемы. Женщина живет только надеждой и всей той болью, которая описана мной в прежних разделах статьи. Кто-то совершенно погружается в депрессию. Кто-то продолжает жить активной жизнью, но и эта активность больше является фоном существования, а не центром.

Конечно, особенности сексуальной жизни зависят и от мужчины. Есть мужчины, которые поддерживают женщину и подключаются к тем рекомендациям, которые дают врачи. Есть мужчины, которые не поддерживают, ничего не меняют со своей стороны в сексуальном поведении. В этом случае также сексуальная жизнь будет затронута этой темой.

Про тревогу, страх и стыд я писала много. Еще, пожалуй, стоит добавить, что со временем у женщины может развиться вторичная тревога или страх. То, что в психологии принято называть «страх страха». В связи с сужением мировосприятия и цикличностью происходящего, женщина начинает проживать примерно один и тот же цикл эмоций. Сначала горевание и активное отреагирование разных чувств в связи с тем, что беременность не наступила. Затем период опустошенности, подавленности. Позже постепенное возвращение к жизни, каким оно может быть у каждой конкретной женщины. Затем снова надежда и ожидание — до начала следующего цикла. И со временем женщина может начать бояться очередного наступления цикла и очередного переживания горевания. Такие же опасения могут возникать у женщины в связи с предстоящими повторными попытками ЭКО — когда она боится снова пережить всю ту гамму чувств, которую пережила при первой неудачной попытке.

Что делать? Как помочь?

В этой теме вопрос «что делать» может иметь скрытый смысл, который стоит прояснять. Один из таких скрытых смыслов может быть описан так: «Что делать, чтобы всё-таки забеременеть и родить?». И вот на этот вопрос у меня однозначного ответа нет. Я не отношусь к специалистам, которые искренне считают, что они знают, что именно нужно сделать конкретной женщине-клиентке с психологической точки зрения, чтобы забеременеть. И могут ему в этом обязательно помочь. Конечно, я имею ввиду разные бессознательные (а иногда и уже вполне осознанные) страхи женщины по поводу беременности, родов и материнства. Я имею ввиду внутренние конфликты, связанные с детско-родительскими отношениями самой женщины, её отношения с собственной матерью. И отношения с собственным телом. Я имею ввиду актуальную психологическую ситуацию, в которой тоже могут быть психологические факторы, так или иначе делающие свой вклад в состояние женщины и, возможно, в её сложности с зачатием. И всё это мы с клиентками исследуем. И это может быть важной частью психотерапии. Но, в целом, в этом вопросе я думаю, что факторов, определяющих данность женщины в плане способности зачать, выносить и родить ребёнка, такое великое множество, что считать психологическую составляющую основной и решающей, я не могу. Мне кажется, в этом есть большой соблазн впасть либо в психологизацию всего, либо во власть идеи всемогущества психолога. Для меня более жизнеутверждающим и перспективным является другой вариант вопроса «что делать?», а именно: «Что делать, чтобы помочь женщине жить свою жизнь сейчас, не откладывая её на потом, когда, наконец, она, может быть, сможет зачать и родить? Жить в настоящем, а не в тревожном будущем, образ которого под вопросом».

Важным условием поддержки женщины в её переживаниях и в том, чтобы справиться с ними, является способность другого человека действительно понять и принять то, что с ней происходит, а не мыслить и пытаться поддержать поверхностными шаблонными реакциями. Поэтому так трудно со стороны психологически поддержать женщину, столкнувшуюся с проблемами зачатия. Готовность слушать и слышать, не осуждая, не упрощая, не обесценивая то, что её волнует — первое, что необходимо, о чём бы я ни говорила дальше. И как показывает практика, часто это самое сложное в обычном ежедневном житейском общении.

Напомню о горевании. На мой взгляд, получается так, что диагноз «бесплодие», в том случае, если у женщины сохранены все необходимые для зачатия и вынашивания органы, является в большей степени констатацией фактического отсутствия удачных попыток забеременеть и родить, чем окончательным приговором. Именно потому, что существует много случаев, когда женщина с подобным диагнозом всё-таки рожает ребёнка, нет четких объективных критериев, когда уже не на что надеяться. Существует много случаев, когда женщина, бросив все свои силы на то, чтобы забеременеть, и перепробовав все, в итоге беременеет и рожает. Существует много случаев, когда женщина неожиданно для себя беременеет, как раз после того, как решает перестать стараться и что-либо предпринимать. Существует много случаев, когда женщина, в принципе, уже не задумывается о детях, поскольку у нее есть свои дети и когда-то ей врачи сказали, что она больше не родит. И после многих лет незащищенного секса она беременеет и рожает. Существует много историй, когда женщина, уже сама того не ожидая, беременеет, когда семья усыновляет ребёнка в связи с бесплодием. В общем, в связи со всеми подобными историями каждой женщине предстоит самой в итоге решить, прекратить ли целенаправленные попытки и если прекращать, то когда. Если в ситуации с потерей беременности горе наступает, хочешь ты этого или нет. И нам остаётся либо поддерживать этот процесс, либо игнорировать его. То в ситуации с бесплодием всегда есть место надежде. Утрата этой надежды или осознанный отказ от нее приводят к гореванию и возможности его завершить. Иначе полноценное завершенное горевание вряд ли возможно. Скорее оно может перейти в хроническую форму, когда не происходит принятия ситуации, а происходит циклическая смена периодов горевания и страдания по поводу очередной неудачи и периодов надежды, что всё-таки всё получится.

Работая с женщинами, столкнувшимися с невозможностью забеременеть и проявляющими признаки одержимости идеей во что бы то ни стало забеременеть и родить ребёнка, я уделяю внимание тому, какой смысл они вкладывают в образ своего материнства. Вместе с женщиной мы исследуем те потребности, которые оказались тесно переплетены с образом материнства, жестко и однозначно связаны с ним. В зависимости от ситуации я так же приглашаю женщин к исследованию разницы между «я хочу ребёнка» и «я хочу быть мамой». Об этом я писала выше, в разделе статьи, где рассуждала о потребности женщины в материнстве (пункт 1. «Женщина зациклена на желании иметь ребёнка»).

Если женщина уже охвачена тоннельным видением, одержима идеей зачатия и при этом истощена физически и психологически, то я обычно руководствуюсь здравым смыслом, как я его понимаю. Я предпочитаю поддержать женщину в том, чтобы сделать перерыв для восстановления сил, а также, если женщина видит смысл в моих предложениях, поддерживаю её в формировании альтернативного образа себя и своей жизни — без кровных детей. Не для того, чтобы она обязательно потеряла надежду. Цель в том, чтобы постепенно начал формироваться и другой образ своей жизни, и другая перспектива. Когда есть альтернатива, тогда разрушение одного образа не приводит к краху всего мира, всей жизни. Я думаю, что именно отсутствие этого альтернативного образа приводит к мучительному сужению сознания, бегству по замкнутому кругу и, в итоге, к истощению, эмоциональным срывам, депрессиям, неврозам и т.д. Отказаться от надежды, какой бы ничтожной и, может быть даже пагубной, она ни была, дело практически невозможное — если за этим отказом женщина видит лишь крах всего мира и всей своей жизни. Любые неудачи и личные трагедии, любой риск могут быть пережиты проще, если на кону не стоит вся твоя жизнь. В этом суть создания другой альтернативы в психологическом смысле.

Если вы можете быть тем человеком, чьи доводы и поддержка могут быть восприняты женщиной, чтобы она попробовала подумать о том, что жизнь от бесплодия не заканчивается, будьте этим человеком. Не давите. Не настаивайте. Но поддерживайте её в активном поиске новых образов себя в мире, образов того, какой может быть её жизнь, если женщина не забеременеет и не родит. Поддержите её в поиске новых смыслов. Процесс этот не быстрый и не легкий. Не торопитесь. Просто будьте рядом и помогайте увидеть чуть больше — выглянуть за границы её личного тоннеля.

Все вышеперечисленные моменты мне кажутся первостепенными в случае, когда жизнь женщины больше становится похожа на бесконечное страдание, депрессию или гонку за беременностью. Без учёта этих нюансов работа с прочими психологическими факторами, которые каким-то образом могут иметь отношение к проблемам зачатия (или вынашивания), на мой взгляд, не вполне корректна. Она может усиливать и без того чрезмерное напряжение и уводить женщину от признания реальности ещё дальше. Да, действительно, существует такая стратегия у врачей-гинекологов, чтобы женщина бросила все силы и подчинила всю свою жизнь поставленной цели — забеременеть. Но это лишь одна из стратегий. И вероятно, те, кому она подходит, выдерживают связанное с ней напряжение и не доходят до психолога. В моей же практике те, кто приходит, чаще всего уже себя в данной стратегии исчерпали и столкнулись с тяжёлыми психологическими (а иногда и физическими) побочными эффектами.

И напоследок добавлю. Если женщина имеет трудности с зачатием, а её мужчина отказывается от каких-либо обследований, и данных о его репродуктивном здоровье нет, я не тороплюсь углубляться в вопросы психологии материнства данной конкретной женщины, а предпочитаю сделать акцент на ситуации между партнёрами, на том, что происходит между ними и какова психология их отношений. Отсутствие важной информации о здоровье мужчины в данной ситуации существенно.

Аборт.

Не могу обойти эту тему стороной. Я работаю с женщинами, находящимися в разных ситуациях — решающими, сохранять ли беременность, или пережившими аборт. И с тех пор, как в моей практике стали появляться женщины и семьи с такими историями, мой взгляд на проблему изменился. Стал объемнее и сложнее, чем раньше.

В своей жизни (не только в работе, но и в других ситуациях) я не встретила ни одной женщины, из переживших аборт, для которой это событие не было бы отмечено болью. Я знаю, что есть и такие женщины, для которых аборт — это способ контрацепции, который не связан с какими-либо физическими или психологическими переживаниями. Но, по моим впечатлениям, это совсем не правило. Довольно часто женщина переживает и физическую, и эмоциональную боль. И если вы об этом не знаете, то с большой вероятностью это так потому, что говорить на эту тему открыто и надеяться на сочувствие и понимание в нашем обществе вряд ли возможно. Этот опыт настолько глубоко погребён у многих внутри, что нужен какой-то очень и очень веский повод, чтобы женщина о нём хотя бы упомянула. Не говоря уже о том, чтобы рассказала, как она это пережила. Одиночество, страх или даже ужас, вина, стыд, отвращение к себе, злость или обида к мужчине или другим близким людям — вот лишь небольшой перечень чувств, с которыми сталкивается женщина, оказавшаяся перед выбором, сохранять беременность или нет, или уже сделавшая аборт. Для меня аборт — это, как правило, беда женщины. Хотя по моим впечатлениям, с точки зрения бытующей общественной морали, женщина с ее переживаниями и ее ситуацией вообще не должна браться в расчёт.

Вопреки сложившейся логике изложения в данной статье, я не буду здесь подробно описывать все переживания женщины, связанные с абортом, и с чем, и с кем эти переживания связаны. Во-первых, потому, что боюсь тогда совсем статью не закончить. О многом придётся написать. А во-вторых, потому что тема сложная, неоднозначная, и, на мой взгляд, заслуживает отдельного вдумчивого обсуждения.

В этой статье я хочу в первую очередь обратить внимание читателей на тот парадокс ситуации, который имеет место быть в отношении к аборту. И с которым я сталкиваюсь довольно часто. Суть его вот в чём. С одной стороны, ответственность за аборт всецело возлагается на женщину, которая принимает решение. Но если это ответственность каждой конкретной женщины, то почему окружающие считают себя в праве судить со стороны о её ситуации и осуждать?

В большом количестве случаев, когда перед женщиной стоит вопрос, сохранять ли беременность, есть, как минимум, еще две стороны, принимающие участие в ситуации. Это, конечно, мужчина — отец ребёнка. И вторая сторона — это ближайшее окружение женщины: родители, другие члены семьи, друзья. Всем известны варианты поведения мужчин (если мужчина вообще есть к тому моменту, как женщина о беременности узнает), способствующие тому, что женщина делает аборт — он может быть против, он может сомневаться, он может быть просто ненадежным и ничего не сказать (уйти в запой, например), он может агрессивно настаивать на аборте.

Но мне давно хочется сказать несколько слов о той реакции мужчины, которую, как мне показалось, часто сами мужчины считают благородной. Во всяком случае те, кто именно так и сказал своей женщине, когда узнавал о её беременности и выражал своё мнение по поводу потенциального появления малыша. А именно: «Я поддержу любое твоё решение. Как ты решишь, так и будет». Ни одна женщина, с которой мне довелось говорить, побывавшая в подобной ситуации, не обрадовалась этим словам и не услышала в них поддержку. Даже если женщина сама напугана и пока еще переваривает новость о своём состоянии, если она в смятении и сомнении, сохранять ли беременность, она хочет быть в этом не одна. И особенно — в материнстве. На мой взгляд, говоря такие слова, мужчина, даже если и думает, что предоставляет женщине свободу выбора и уважает её право «решать», в то же время таким образом отказывается говорить о себе как об отце, делать свой выбор и признавать свою ответственность тоже, как участника выбора «быть родителями или не быть». Нередко, когда женщина переживает страх и сомневается, она спрашивает себя «Справлюсь ли я?» и «На кого я могу рассчитывать?». В словах «Я поддержу любое твоё решение. Как ты решишь, так и будет» женщина чаще слышит безразличие к тому, будет ли в ее с мужчиной жизни этот ребёнок или нет. А из этого восприятия никак не рисуется картина, в которой отец рад появлению малыша и участвует в его жизни со всей включенностью и ответственностью. Я не один раз слышала от женщин по поводу таких ситуаций, когда они принимали решение, что они хотели бы слышать от своего мужчины: «Я хочу, чтобы у нас был малыш. Я буду отцом».

Да, безусловно, бывают и такие ситуации, когда женщина решает делать аборт вопреки желанию мужчины сохранить беременность. И бывают ситуации, когда женщина делает аборт втайне, даже не сообщив мужчине о том, что она беременна. Однако моя статистика (конечно же, ограниченная моим жизненным опытом и знаниями) говорит о том, что доля таких ситуаций в случаях с абортом существенно меньше, чем то, о чём сейчас пишу я.

Другие участники ситуации — это родители, разные члены большой семьи (бабушки, дедушки, дяди, тёти, взрослые сестры, иногда и браться), друзья. Бывает так, что родственники поддерживают, говорят «рожай», «поможем», «ты справишься». Да хотя бы «ты справишься». Но бывает и совсем иначе. Когда родня и близкие люди сами агитируют за аборт. Пугают. Говорят: «ты не справишься», «посмотри на своего мужика, какая из вас семья (какой из него отец)», «всю жизнь себе испортишь» (иногда приводят в пример себя — например, мать говорит дочери о том, что не сделала с ней аборт, и всю жизнь себе поломала в итоге). Думаю, часть читателей может легко представить себе ситуацию, когда реакция родни крайне отрицательная, если женщина не замужем. Родня стыдит саму женщину: «нагуляла», «в подоле принесла». И ужасно боится собственного стыда за «гулящую». Другой вариант, когда родня, в принципе, не относится к поддерживающей, и женщина сообщила бы родне о своей беременности в последнюю очередь. Но перспектива появления на свет малыша вне официальных отношений для нее связана с ожиданием сильного осуждения, пристыживания, и распространения этого отношения не только на неё, но и на ребёнка.

Да, безусловно, можно сказать, что даже при таком отношении окружения можно вынашивать и рожать. Но я сейчас не о том, как надо поступить. А о том, что женщина, если она оказывается одна в этой ситуации выбора, или еще и во враждебном окружении, может не иметь достаточно ресурсов на то, чтобы дать себе время на принятие решения, на то, чтобы прислушаться к себе. Прислушаться не только к своему страху или ужасу, одиночеству и отчаянию, но и к тому, что может быть за этими сильными чувствами. Иногда (хотя, наверное, было бы вернее сказать, что часто), женщине реально просто не с кем поговорить. С тем, кому бы она достаточно доверяла, с кем могла бы рассчитывать на то, что выслушают, поймут её, именно её ситуацию, помогут найти опору для решения. Не осудят, не будут читать нотации и стыдить. Помогут услышать себя за всеми этими внутренними и внешними голосами родни, знакомых, общества, морали и т.д, услышать свой голос. Я уверена, что если бы вокруг этой темы не было такого табу, связанного с мощнейшим общественным осуждением, и женщины могли бы рассчитывать на поддержку, когда принимают решение, абортов могло бы быть меньше. Точно так же, как существующие современные программы поддержки матерей, выразивших намерение отказаться от ребёнка, позволяют уменьшить количество отказов матерей от своих детей.

Особое значение для меня лично имеют ситуации, когда семья сталкивается с тем, что в беременности обнаруживается серьёзный риск для жизни матери, и когда обнаруживается какая-то серьёзная патология плода. Изначально женщина не думает об аборте — вынашивает беременность, хочет родить, ждёт ребёнка. И после того или иного обследования она оказывается перед непростым и даже, на мой взгляд, страшным выбором. Особенно, если учесть, что существуют и истории, когда подобные прогнозы врачей (об опасности для жизни матери или о патологии плода) оказывались ошибочны в итоге.
Среди моих клиентов были семьи и женщины, оказавшиеся в подобной ситуации. Их истории всегда отзывались во мне болью и страхом. Я не знаю, как можно здесь не сопереживать и не сочувствовать, как можно осуждать и брать на себя право думать, что я знаю, как нужно поступить и как поступить правильно. На мой взгляд, только искреннее сопереживание, способность принять любое решение женщины или семьи могут помочь прожить это и, насколько это возможно, восстановиться от последствий принятого решения, каким бы оно ни было.

Что можно сделать?

Самое простое и одновременно самое сложное — не судите. Это как минимум.

А как максимум. Если вы можете быть тем человеком, с которым можно поговорить. Если вы можете быть человеком, который, поможет выйти за пределы сиюминутных переживаний и посмотреть на настоящее и будущее с разных сторон, с разных точек зрения. Если вы можете быть человеком, который, не навязывая своих ценностей и чувств, умеет говорить о них. Который поможет женщине обратиться к себе и довериться своему сердцу и разуму. Просто будьте рядом с женщиной и говорите с ней, если она этого хочет. Независимо от того, идёт ли речь о принятии решения или о совершенном аборте.

Если вы родители или старшие члены семьи, особенно, конечно, женщины — попробуйте прекратить табу. Говорите о сексе, о контрацепции, об абортах, о материнстве с младшими женщинами семьи. Хотя и для молодых мужчин необходимость этого сложно отрицать. Но говорите не «запугивая», не нагнетая черноту вокруг темы, а говорите честно — о том, как устроена жизнь. И о том, что ценного, приятного и полезного в том или ином опыте может быть, а что может быть больно, опасно, что может угрожать жизни не только физически, но и морально. И говорите о том, как люди попадают в те или иные ситуации, и как можно каких-то ситуаций избежать. А если вы сами не умеете — то это лишь повод научиться. Ищите литературу, ищите фильмы, ищите помощь среди людей, у которых можно этому научиться.

И еще… о личной ответственности. Если вы осуждаете женщину или агитируете её за сохранение беременности, подумайте о том, что вы можете реального предложить ей из своей помощи, кроме призывов и философских слов. Готовы ли вы, если вы действительно цените жизнь не только в убеждениях, участвовать в жизни этой конкретной будущей матери и её ребёнка, который родится, готовы ли помогать ей? И если готовы, то в чём.

Послесловие.

Я думаю, что опыт беременности и родов, а также потери беременности — это не просто естественный для женщины физиологический опыт, запланированный природой, как принято считать. С психологической точки зрения это опыт, который прямиком отбрасывает нас к вопросам жизни и смерти. А значит, и к вопросам смысла жизни, мировоззрения и мировосприятия. Если взглянуть на ситуацию женщины с этой стороны, то может быть, описанные выше переживания и страдания не будут казаться непонятными, чрезмерными, неуместными.

Конечно, можно всё упростить, и отнестись к написанному как к преувеличению и раздуванию слона из мухи. Мне и самой периодически приходили такие мысли в голову. Что уж как-то слишком все сентиментально и как будто какое-то совершенно обыденное явление раздуто до чуть ли не трагедии. Но я возвращалась к тексту и продолжала писать, напоминая себе, что я это не выдумала — все, что я описала, действительно знакомо женщинам. Да, не всем. Но и не единицам. И я думаю, что во многом упрощение связано либо с тем, что страшно прикоснуться к подобным глубинным вопросам и связанным с ними переживаниям внутри себя. Либо сложно, невозможно или не хочется вчувствоваться в уникальный опыт другого человека, не похожий на свой собственный.

Я бы хотела, чтобы этой статьи не было. Точнее, чтобы не было той части реальности, которая побудила меня писать о тёмной стороне беременности. В общем, я могу так сказать про многие вещи, которые связаны в нашей жизни с сильной болью и страхом. Но жизнь многообразна, и мы не можем раз и навсегда избавиться о того, что нам не нравится, что нас пугает, что причиняет нам боль.

Зато есть такой удивительный парадокс: признавая и замечая боль, мы открываем возможности для исцеления. И я бы очень хотела, чтобы мой рассказ в итоге стал для читателей именно такой возможностью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − 16 =