Категория: | Просмотры: 6154

Беременность. Тёмная сторона. Часть 1. О потребности в детях.

Автор: Юлия Голованова (Верятина)

Эту статью я писала в течение 4,5 лет. Конечно, не каждый день. Бывало, с большими перерывами. То просто не хватало времени, то сил эмоциональных — вновь и вновь проживать собственный текст. Когда я начала писать, я просто не могла себе представить, что так много есть, чего сказать. Работа шла тяжело. Иногда я даже ловила себя на том, что говорю и думаю о ней, как о беременности и родах: «рожаю», «не могу родить», «вынашиваю», «хочу или не хочу вообще, чтобы она появилась на свет». Порой, работа замирала надолго, и казалось, что это конец.

Я бы не справилась одна. Каждый раз, когда я вновь встречалась с женщиной или целой семьёй, доверившей мне свою историю и свою боль, я убеждалась в том, что эта статья нужна и что я хочу ее написать. Я благодарна моим клиентам за доверие и возможность какую-то часть пути пройти вместе.

Я хочу поблагодарить за поддержку моих коллег и друзей, Елену Бартош, Татьяну Сидорову, Елену Бурцеву, Дениса Андрющенко и Дарью Король. За наше общение, совместные размышления на тему и ценные замечания к тексту.

За то время, что я писала статью, моя жизнь вне профессии была довольно богата значимыми событиями и переживаниями. И в той или иной мере рядом со мной всегда были родные мне люди. Они также повлияли на содержание этой статьи и то, что она всё-таки дописана. Я благодарна им за их участие и любовь.

Последние шесть лет среди моих клиентов всё чаще появляются женщины, вопросы которых так или иначе связаны с беременностью. Вот некоторые из тем, с которыми я сталкиваюсь, и которые поднимаются клиентками на консультациях и в терапии:

  • бесплодие невыясненной природы;
  • сомнение: «Хочу ли я ребёнка?» или «Готова ли я к рождению ребёнка?»;
  • аборт — пережитый или возможный;
  • потеря ребёнка (выкидыш, замершая беременность, прерывание беременности в связи с патологией плода, несовместимой с жизнью).

Ситуации эти довольно болезненные. Вопросы, связанные с ними, сложные. Переживания глубокие и очень разные. И довольно часто женщина с этими переживаниями и вопросами остаётся одна. Во-первых, потому что тема очень личная — не с каждым поговоришь. Во-вторых, потому что некоторые из этих вопросов тесно связаны с чувством стыда и страхом осуждения. В-третьих, очень частой причиной молчания является страх непонимания и даже прошлый опыт непонимания со стороны окружающих. И вообще есть довольно распространенный стереотип, что обращаться за помощью к кому-либо, в том числе, к близким людям, стоит только в самых-самых крайних случаях. И есть, наверное, еще «в-четвертых» — это внутренний явный или неявный вопрос «а кто и чем мне может помочь?».

Мне захотелось написать об этом. О том, о чём не принято говорить, о чём не принято спрашивать, что, порой, даже сложно себе представить, не пережив самому, о чём даже позволить себе подумать многим женщинам стыдно или страшно.

О беременности всё же чаще говорят как о прекрасном времени жизни женщины, лишь иногда упоминая возможные сложности, но не вдаваясь в их описание слишком глубоко. В то же время мне кажется, что у многих женщин есть явная или неявная потребность в разговоре о том, что их волнует, о том, что так не принято обсуждать. И ведь хочется быть услышанной и понятой, а не осужденной и отмеченной штампом «недоженщины».

Я хочу поделиться тем, что знаю, что пережила на собственном опыте и тем, что проживаю вместе с клиентами. Может быть, для кого-то из читателей это станет открытием, для кого-то — поводом для размышлений, а для других — опытом узнавания и понимания, что «я не одна в своих переживаниях» (или даже не один — мужчин, я думаю, мой рассказ тоже коснётся). Мне кажется важным говорить о другой стороне, не замалчивать, иметь возможность обсудить что-то открыто, а не в кулуарах «для пострадавших». Тем более в темах, которые так или иначе могут затронуть многих.

Ещё я надеюсь, что эта статья будет полезна для коллег. Я вижу, что некоторые аспекты подобного опыта психологу, психотерапевту, работающему с клиенткой на данные темы, не всегда видны и ясны. Может быть, мне удастся как-то обогатить представления кого-то из коллег своим описанием переживаний женщин.

Изначально я делала акцент на том, чтобы описать именно сами переживания, опыт женщины, насколько полно я могу это сделать. Но по мере того, как статья всё росла и росла в своих размерах, я поняла, что остановиться только на этом я не могу и не хочу. Если я могу хоть немного поделиться тем, как можно помочь женщине в той или иной ситуации, то это стоит сделать. Поэтому после каждого раздела статьи я стала формулировать свои рекомендации. Исключением является первый раздел «О желании иметь ребёнка». Изначально он воспринимался мной как введение в тему, и свои мысли о том, что может быть для женщин помогающим и полезным, я писала прямо по ходу изложения, а не в конце раздела.

И что еще хочется отметить. Эта статья — не агитация «за» или «против». Я не сторонник движения Чайлдфри, но и не отношу себя к фанатам материнства, как важнейшей миссии женщины. Я вообще не люблю фанатизм. Особенно, в социальных масштабах. И хотя в статье будет больше говориться о неуверенности, страхах, боли и сопротивлении, это не значит, что я отрицаю светлую сторону материнства. Просто у всего на свете две стороны. А то и больше. И счастье материнства не существует само по себе — оно существует вместе с тревогами, болью, усталостью, женским одиночеством и другими переживаниями. И иногда у меня складывается впечатление, что люди склонны об этом забывать или просто не думать. От этого черствость, бездумность в некоторых поступках и даже невольная жестокость — по отношению к тем, кто решается говорить об обратном.
Итак. Беременность. Тёмная сторона. Или то, о чём не принято да и просто сложно говорить. О том, что проживается многими в одиночку.

О желании иметь ребёнка.

Переживания женщин по этому поводу более разнообразны, чем может показаться и чем демонстрируется в обществе. Наиболее поддерживаемый общественностью образ и убеждение, что все женщины хотят детей (или должны хотеть в норме), что быть матерью — это хорошо, важно и почётно, а материнство — это одна из важнейших не только задач (миссий) женщины, но и её потребностей. Для некоторых людей (как женщин, так и мужчин) невообразим сам вопрос «Хочу ли я ребёнка?» со стороны женщины. А в ответ на заявление «Я не хочу ребёнка» можно услышать много разных осуждающих, сочувствующе-снисходительных или агитирующих реплик:
«Да как ты можешь так говорить?! Дети — это самое важное в жизни!»
«Ты эгоистка. Не хочешь (боишься) взять на себя ответственность!»
«Да ты сама не понимаешь, от чего отказываешься! Ты не представляешь, какое это счастье — свой малыш!»
«Не гневи Бога! Скольким женщинам не дано счастье стать матерью, а ты!..»
«Да ты еще просто молода, не доросла».
«Да ты не бойся!..»
…и так далее в том же духе.

Особенно неловко может чувствовать себя женщина, которая делится своими сомнениями или некоторым отрицанием желания рожать в обществе женщин, уже родивших. В таких ситуациях я редко слышала прямой и ясный отклик «Я тебя понимаю», «Мне это знакомо» от родивших женщин в адрес нерожавшей, делящейся своим сомнением или ищущей для себя какой-то смысл в рождении ребёнка. Я отметила для себя три варианта реакций женщин-матерей в такой ситуации.

Вариант первый. Молчание, игнорирование. Женщины-мамы молчат или начинают говорить о чём-то другом.

Вариант второй. Один из самых распространенных в моём опыте. Это прямая агитация: дети — это прекрасно и обязательно нужно рожать. Как только женщины-мамы (особенно те, которые уже пережили ранние этапы материнства) слышат, что какая-то молодая бездетная женщина высказывает сомнения в том, хочет ли детей, или страх по поводу появления детей в ее жизни, они активно начинают агитировать за беременность, совершенно игнорируя обратную сторону материнства. Со стороны это выглядит так, будто боль, трудности и печали их совершенно не коснулись, и бояться тут нечего, и явление это совершенно прекрасно, и в их жизни не было ни капли сомнений, страхов по этому поводу. И как будто сомневаться, бояться и не хотеть в этом вопросе совсем нельзя.

Вариант третий. Полёт по волнам памяти. Женщин буквально начинает нести в свои воспоминания о своих беременностях, прожитых трудностях, страхах, боли и т.д. Стоит только одной неосознанно уйти в этот процесс, как друг за другом начинают в эти воспоминания погружаться и те, кто рядом. Воспоминание одной женщины вызывает в памяти образы, связанные с беременностью, родам и материнством у другой. И так по цепочке. В этом процессе они как будто и забывают вовсе, с чего все началось, и что рядом с ними женщина, которая говорит о своём нежелании, сомнении, страхе. Я ни разу не слышала прямого и ясного отклика «Да, это страшно. Я тоже боялась. Понимаю тебя». Лишь сами спонтанные воспоминания как будто являются ответом.

По поводу второго и третьего вариантов реакции женщин у меня зреет такая мысль. На мой взгляд, это хорошая иллюстрация бессознательной защиты женщин от сильной тревоги и страха, с которыми связана эта тема и опыт очень многих женщин. Переживают сомнения, тревоги, страх и боль многие (если не все), но как только беременность и роды, а так же многие проблемы раннего детства пережиты, это хочется забыть,. И пережитая тревога, страх и боль прорываются в таких вот неструктурированных рассказах-воспоминаниях. Которые как бы не о том, что волнует сейчас, а о прошлом. Но то, как уносит женщин в эти воспоминания, и как они, порой, не могут остановиться, на мой взгляд, говорит о том, как важна и не удовлетворена потребность в отреагировании и завершении пережитых душевных и телесных страданий. Мне кажется, что этот же феномен можно наблюдать и в семьях, в отношениях матерей и дочерей. Когда в одних ситуациях мать может демонстрировать как бы душевную силу на грани с чёрствостью, давая дочери послания «Все смогли, и ты сможешь», «Ничего особенного в этом нет, все женщины через это проходят». А в других ситуациях при первой возможности она же уплывает по волнам своей памяти и активно, в подробностях начинает рассказывать все превратности собственной беременности, особенности, а иногда и ужасы пережитых родов, и боль материнства.

В общем, так или иначе, у женщин, задавшихся вопросом «Хочу ли я ребенка?» может возникнуть и другой вопрос: «А нормальная ли я, что задумываюсь над этим?», «Нормальна ли, полноценна ли я, если я не хочу ребёнка (сейчас или вообще)?».

Еще вопрос о нормальности возникает у некоторых молодых женщин, которые к определенному возрасту еще не имеют детей. В моём опыте общения этот возраст начинается примерно с 23-х лет. Некоторые девушки всего лишь 23-х лет, не имеющие детей, порой, считают себя уже не выполнившими программу, не соответствующими общественным нормам. Их опасения поддерживаются также навязчивым вниманием окружающих к этой личной теме. По моим наблюдениям, 2 самых популярных вопроса в адрес молодой женщины со стороны родни, подруг и простых знакомых это: «Когда свадьба?» (в разных вариациях) и «Ну?.. Когда собираетесь рожать ребёночка?». Особенно это любят делать те, кто уже «по ту сторону» (родившие, замужние/женатые). Или, например, еще возможны высказывания типа «Вам уже пора», «Давайте-давайте» и т.д. Настойчивые просьбы мам и пап сделать их бабушками и дедушками, подарить им внуков, тоже могут влиять по-разному. Кого-то это может поддерживать. Кого-то — обязывать и торопить. Тем более что и формы старшее поколение может выбирать разные: от «Мы ждём» до «что ж вы родителей на старости лет без внуков оставляете?!», «Доживём ли до внуков?»

Безусловно, сейчас уже хорошо распространен новый взгляд на возраст родительства. И уже считается нормальным родить к 30-ти годам и даже позже. Что сначала важно встать на ноги, пожить самостоятельно, состояться в личном плане и в профессиональном и т.д. И это уже не звучит так дико, как, может быть, пятнадцать-двадцать лет назад. Но всё же представления о том, что женщина в 25 лет и старше без детей засиделась в девках, и с ее материнской «частью» что-то не так, являются довольно распространенными. Не говоря уже о том, что многие медицинские работники легко и непринуждённо называют пришедшую вставать на учёт по беременности женщину 25-ти лет старородящей. Что же можно подумать о той, которой за 30?

Мне хочется сказать, что бывает довольно сложно почувствовать собственное желание и собственный выбор, когда со всех сторон тебя бомбардируют мнениями «за беременность», «против абортов», «за материнство» или, например, наоборот мнениями типа «нагуляла», «стыдно быть беременной и не замужем» и т.д. Общественное мнение, семейные убеждения, некоторые гласные и негласные каноны оказывают немалое давление на женщину в этом вопросе.

Кстати, о самом желании. Как оно переживается разными женщинами? И что это вообще такое — желание иметь детей? Как женщина ощущает, что хочет ребёнка? Ведь любая потребность как-то проявляется в нашем теле. Как женщина понимает, что то, что она ощущает, чувствует — это именно и есть желание иметь ребёнка?

Некоторые женщины отмечают и помнят ощущения на физическом уровне, которые они расценивают или расценили когда-то как такое желание. Некоторые не описывают ощущения, а говорят, что просто откуда-то знают, что хотят ребёнка. И начинают увлекаться и «питаться» разными образами, связанными с беременностью и с общением с малышом. Кому-то снятся убедительные сны о материнстве. Некоторые вообще не успевают никакого желания почувствовать, как оказываются беременными. Я думаю, что есть в наших женских переживаниях и что-то похожее, общее, и что-то индивидуальное, отличающееся от других. Но так же я думаю, что очень и очень многое, как и в случае с другими потребностями, бывает навязано нам обществом, той культурой, в которой мы живём. Пропаганда, социальная политика, устои ближайшего окружения — всё это, по-моему, оказывает гораздо большее влияние на решение женщины стать мамой, чем принято думать.

Тема материнства и беременности, как части процесса, очень богата смыслами. И так же, как вечный вопрос о смысле жизни, вопрос о желании иметь ребёнка может находить и очень простые ответы, кому-то кажущиеся циничными, и ответы, затрагивающие такие интимные стороны человеческого сознания и мировоззрения, как духовность и вера.

Я попробую эти две полярности здесь описать для иллюстрации.

Например, уверены ли вы в том, что у человека существует такая потребность в чистом виде — иметь ребёнка? Или — забеременеть и родить?
Что я знаю о дикой природе? В частности — о млекопитающих? Я знаю, что у животных в определенное время года начинается гон. Самка становится особо привлекательной для самца, в частности, в связи с выделяемым ею запахом, а самец «охотится» на самку. Их поведение обусловлено биологической программой и вряд ли кто-то из них думает о том, как сильно они хотят детей. Случилось — хорошо. Не случилось — живут дальше, сколько удаётся жить в дикой природе. Зачатие либо происходит, либо нет. Детёныш либо вынашивается, либо умирает — эвакуируется из организма или и маму с собой забирает, уж как повезёт. Всё. Никаких философий и интерпретаций. Более того, у ряда животных (не знаю, у всех ли) самец становится опасен для детёнышей, которые еще кормятся молоком матери. Потому что у него есть инстинктивная программа оплодотворить самку, а наличие у самки кормящихся её молоком детей, усложняет ситуацию. И самцы могут убивать детёнышей для того, чтобы выполнить свою программу оплодотворения. И самки бывают опасны для своих же детей. И убивают их, и съедают.

У человека, даже при сохранении некоторых природных особенностей регуляции полового поведения, есть еще и масса «надстроек», благодаря которым с одной стороны, многое возможно, а с другой — еще больше запутано и не понятно. Мы имеем возможность предохраняться от так называемой нежелательной беременности, мы имеем возможность готовиться к беременности (проверять своё здоровье, лечиться, пить витамины, сдавать анализы, планировать зачатие вплоть до отслеживания овуляции), мы даже имеем возможность использовать альтернативные средства оплодотворения (донорские клетки, ЭКО и т.д.). Когда мы имеем столько влияния на природные процессы, вмешиваемся в них и принимаем какие-то свои решения, когда инстинктам и простому животному чутью на смену приходит человеческая рациональность, как во всём этом разглядеть ту самую потребность в материнстве и рождении детей? Как женщине понять, хочет ли она, готова ли она, сейчас или позже, с этим мужчиной или с другим? И как вообще понять, что то, что женщина называет желанием иметь ребёнка, действительно, то самое желание? Как она его опознаёт? Психологии уже давно известно и с практикой не раз подтверждено, что наши потребности могут принимать самые замаскированные формы. Например, когда человек ест, это не всегда говорит о том, что он удовлетворяет потребность в пище. Когда люди занимаются сексом — это не всегда есть удовлетворение именно сексуальной потребности. И т.д.

Сам по себе вопрос о том, как понять, «хочу ли я ребёнка» и «хочу ли я его сейчас», возможно, и не критичен. Каждая женщина решает его по-разному, как я уже упоминала выше. Когда есть время, есть здоровье, когда ситуация жизни воспринимается как подходящая и т.д. — тогда это не самый значимый вопрос из всех, связанных с беременностью. Но когда женщина не хочет беременности, не хочет рожать или даже, в принципе, становиться мамой, а окружение активно вмешивается в её жизнь по этому поводу. Или когда ожидаемая беременность не возникает. Или когда женщина переживает одну и более неудач (замирание, выкидыш, бесплодие и другие горести), когда «поджимает» возраст… Тогда с каждым разом этот вопрос может обостряться. У кого-то — в сторону гипертрофированного желания, у кого-то, в сторону бОльших сомнений.

Я предполагаю, что в ответ на мой текст можно возразить, сказав о том, что существует материнский инстинкт, который и толкает женщину беременеть и рожать. Однако меня мысль о материнском инстинкте не слишком убеждает. В частности, потому, что материнский инстинкт, как я его понимаю и как он описан, заключается в заботе, защите и воспитании ребёнка (детеныша) — своего или приёмного, то есть уже существующего. А в более широком смысле материнский инстинкт трактуется вообще как забота об особи более слабой. В мире животных самка может взрастить приёмного детёныша, реализовав свой материнский инстинкт таким образом. Но она вряд ли будет страдать от того, что она сама не может зачать и выносить своё чадо. Она просто будет направлять свою энергию на всё, что будет подходить под возможный «объект» опеки. Поэтому у меня есть большие сомнения в том, что идея, желание забеременеть и родить ребёнка полностью объясняется материнским инстинктом. Я думаю, что может объясняться. В некоторых случаях. Когда женщина действительно чувствует потребность заботиться, защищать, растить — сталкиваясь с ней в процессе ухода за чужими детьми, чувствуя эту потребность в контакте с другими детьми. Но я также наблюдаю и другую сторону. А именно, когда идея рождения ребёнка становится символом удовлетворения многочисленных потребностей женщины, которые напрямую с материнским инстинктом, на мой взгляд, не очень связаны. Подробнее об этом я напишу чуть позже.

Итак, ответ из первой полярности можно сформулировать так — нет никакого особого смысла в рождении детей и в стремлении к биологическому материнству. Здесь действуют всеобщие законы природы и инстинкты. Всё остальное вторично, от ума, и привнесено в сознание и бессознательное женщины культурой, в которой она существует. Нет в природе таких потребностей — зачать ребёнка, выносить ребёнка, родить ребёнка, иметь ребёнка и быть, в конечном итоге биологической мамой. Всё это из области человеческих идей, фантазий, умозаключений. А так же из области иных потребностей, удовлетворение которых в ряде случаев кажется возможным именно через рождение детей.

Другой полюс многообразия смыслов в этой теме касается духовных переживаний и веры. Здесь зачатие, вынашивание и рождение ребёнка — это участие в сотворении жизни, в эволюции сознания, это возможность быть проводником души в этот мир, дать место душе, возможность ей воплотиться. Это возможность быть проводником божественного (не важно, исповедует ли женщина какую-то религию или просто верит в некое высшее начало и в жизнь, божественную саму по себе). Это возможность быть чем-то большим, чем ты есть, и возможно даже пережить опыт бытия богом. Быть создателем, приняв на себя не только переживания собственной силы, способности создать, защитить, вести, но и переживания тревоги и одиночества создателя (одиночества родителя в его ответственности, тревоге, принятии решений, связанных с ребёнком и т.д.). Это опыт любви — как дара жизни. Участия в том, чтобы быть источником жизни, и дарения части своей жизни другому — своему ребёнку. Это опыт творчества — самого большого творческого проекта, длиною в жизнь, без отпуска и выходных. Это духовный путь — путь реализации своего женского начала, своей женской природы. Исполнения своего природного предназначения. И т.д.
А между этими двумя полюсами — множество других ответов. И про собственное взросление, и про признание со стороны окружающих, и про способ устройства в жизни. И про нежность, и про «дарить», и про «быть нужной», и про «доказать». И про светлые надежды об особенной жизни женщины-матери. И о любви. И о желании прожить этот родительский путь вместе с любимым мужчиной. И про оправдание ожиданий, и про долг, и про многое-многое другое. И вот где-то в сложном переплетении смыслов, расположенных в этом большом поле между обозначенными мной полюсами, каждая женщина ищет свой ответ. Или до того, как забеременеть и родить, или в процессе, или после. А также тогда, когда родить и выносить не удаётся.

Лично для меня вопросы беременности, вынашивания и рождения детей — это очень личные и интимные вопросы, независимо от того, как именно отвечает на них женщина. И вмешательство других людей в эту часть жизни — как с непрошенными советами, так и с бесцеремонно предъявляемым интересом — я расцениваю как грубое вторжение в личную жизнь. Мне не близка идея ответственности перед обществом за прибавление в нём еще одного или нескольких членов. И я считаю женщину вправе как становиться матерью (биологической или приёмной), так и не становиться ею. И решать ей этот вопрос самой, вместе с теми людьми, которым она доверяет, которых уважает и с которыми чувствует взаимопонимание или без таковых. Я знаю, что довольно часто это решение не является лёгким. И ещё — принимается женщиной в течение жизни не один раз.

Я также думаю, что если женщина не хочет и не готова быть матерью, она может не быть ею и оставаться при этом женщиной. Есть много других путей быть в этом мире, оставаясь в гармонии с собой и другими людьми, оставаясь женщиной и не предавая свою природу. Я думаю, что женщины не делятся на полноценных или неполноценных по критерию наличия или отсутствия опыта рождения детей и опыта материнства вообще. Я думаю, что это просто разные женщины. Женщины с разным опытом, с разной судьбой.
Я хочу обратиться к женщинам, которые в сомнениях, тревоге или страхе. Пытающимся понять себя. Переживающим напряжение, внутренний конфликт (а может быть и внешний — с кем-то из близких, например) по поводу планирования беременности или нежданной беременности, по поводу перспективы материнства или бездетности. На мой взгляд, нет в этих сомнениях и напряжении ничего патологического и противоестественного. То, что с вами происходит, в тех или иных формах проживают многие женщины. И вы имеете право искать свои ответы и обращаться за помощью в этом поиске. Хорошо, если у вас есть люди, с которыми об этом можно говорить и быть услышанной, понятой, принятой. Говорить без давления со стороны другого. Говорить так, чтобы шум общественных агитаций и посторонних мнений ушёл в фон, и вам удалось расслышать голос собственного сердца и разума. Этими людьми могут быть близкие женщины — с разным опытом и разного возраста. Хорошо, если можно говорить об этом и со старшими женщинами, и с ровесницами. Говорите с теми, кого уважаете, с кем хочется делиться, у кого хочется спрашивать. Если у вас есть духовный наставник, учитель, батюшка — вы можете говорить с ним об этом. Читайте книги — художественную литературу, психологическую, философскую. И помните, если вдруг вы не можете найти необходимой вам поддержки в своём окружении пока, или вам её недостаточно, вы всегда можете обратиться к психологу, психотерапевту. Не потому, что с вами что-то не так. А потому, что это возможность уделить себе время в этом вопросе, быть не одной в этом, и иметь достаточно возможности и безопасности, чтобы искать свой собственный ответ вместе с кем-то, кто готов быть рядом с вами.

Читать продолжение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − 13 =