Категория: | Просмотры: 1988

Беременность. Тёмная сторона. Часть 1. О потребности в детях.

Автор: Юлия Голованова (Верятина)

Читать предыдущую часть статьи

Почему я так много говорю о потребности быть мамой? Потому что, порой, вопрос быть или не быть мамой становится довольно драматичным. Я приведу несколько наиболее ярких примеров:

  1. Женщина зацикливается на вопросе беременности.
    Зачатие и потенциальная беременность превращаются в идею фикс, вся жизнь начинает крутиться вокруг этого вопроса, а неудачи с зачатием или невозможность по каким-то причинам в настоящий момент зачать или выносить ребёнка становятся трагедией.
  2. Женщина сомневается в том, хочет ли она ребёнка и готова ли к материнству.
    Она переживает массу противоречивых чувств, одним из сильнейших среди которых может быть страх. И если страх или страхи достаточно сильны, а то и зашкаливают, женщине бывает сложно утвердиться в своём желании.
  3. Нежелание иметь ребёнка и давление со стороны окружения.
  4. Нежданная беременность.

Подробнее о каждой ситуации.

1. Женщина зациклена на желании иметь ребёнка.

Я сталкивалась с сильной фиксацией женщины на желании иметь ребёнка в двух вариантах. Первый связан с серией неудачных попыток забеременеть или выносить ребёнка и диагнозом «хроническое невынашивание» или «бесплодие». Второй — нет. Хотя в обоих случаях есть общие факторы, способствующие фиксации на теме, я бы пока остановилась на втором, когда никаких медицинских «приговоров» нет.

Итак, девушка или молодая женщина, в возрасте, когда еще в общем-то некуда спешить, страдает от своего желания иметь ребёнка и невозможности в настоящее время забеременеть в силу того, что: нет мужчины, подходящего на роль отца; любимый мужчина пока не хочет/не готов; обстоятельства жизни таковы, что появление ребёнка именно сейчас осознаётся как не вполне своевременное (молодые не обеспечивают себя, нет стабильного жилья, нет денег, работы, отношения в паре нестабильны и вообще под вопросом), несколько овуляций без предохранения не привели к зачатию (хотя о бесплодии говорить рано) и т.д. Пытаясь понять женщин в такой ситуации, я просила рассказать их о том, какие мечты связаны с ребёнком, что произойдёт в их жизни, если наступит беременность и появится малыш. В таких случаях желаний обычно оказывается очень много. Я бы даже назвала этот перечень списком надежд, возлагаемых на еще не рожденного малыша. Все пункты этого списка объединяет одна особенность — женщина рисует себе позитивную картину исполнения желания, совершенно игнорируя и не воспринимая всерьёз обратные стороны. Вот некоторые из таких желаний:

  1. Тоска по нежности, желание нежности.

    Ребёнок — как объект безграничной нежности и взаимности в ней. Как я заметила, есть связь между степенью такой тоски и тем, насколько удовлетворена женщина в плане нежности в отношениях со своим мужчиной. Часто в таких случаях женщины как раз жалуются на недостаток нежности, внимания, выражения любви в отношениях с партнёром. Это может быть недостаток нежности от партнёра, это может быть и непринятие нежности партнёром или и то, и другое.
    Стоит ли говорить, что нежность, хоть это и важная часть отношений матери и ребёнка, всё же далеко не единственная. Что на нежность еще должны остаться силы, что, кроме минут нежности, есть часы ухода, бессонных ночей, поминутной занятости, болезней, тревоги, родительского стыда и вины, возрастающих потребностей ребёнка и неясности как их удовлетворять и как вообще обращаться с этим растущим и постоянно меняющимся существом. Что нежности, конечно много, но с возрастом, ребёнок будет проявлять и много других чувств, в частности — обижаться, злиться. Он будет отвергать, он будет проверять на прочность, он будет говорить обидные вещи, он будет отдаляться, становясь взрослее. И вообще будет превращаться в отдельного самостоятельного человека — иного, не такого, как мама и папа. Похожего, но иного — со своим миром, взглядами, интересами, образом жизни. Он не будет вечным милым пупсиком, улыбающимся всякий раз, когда мама смотрит на него.

  2. Потребность в любви.

    Недолюбленные, не научившиеся любить себя и живущие в ощущении дефицита любви со стороны близких, женщины жаждут получить эту любовь от ребёнка.
    Да, дети любят родителей. Несмотря ни на что и, порой, вопреки всему. Однако детская любовь не может заменить нам ни родительскую любовь, ни любовь мужчины. Это разные явления. В отношениях с ребёнком невозможно удовлетворить потребности, которые относятся к нашим собственным родителям, к мужчинам или, например, к друзьям. Отношения с ребёнком — это в любом случае отношения по вертикали, отношения иерархические. Они не могут заменить нам «горизонтальные» отношения. А попытки родителей сделать из детей себе партнёров (заменителей мужей или жён), как известно, приводят к нарушениям в развитии детей и влияют на всю их дальнейшую жизнь. И не лучшим образом.

  3. Декрет как идея отдыха.

    Возможность не работать, имея на то официальное оправдание. Нередко это связано с тем, что женщина испытывает сложности в профессиональном самоопределении, недовольна своей работой, своим профессиональным развитием, и одновременно не вполне осознаёт, чего бы она хотела для себя в профессиональном плане или не рискует свои профессиональные желания осуществлять (сменить работу, попробовать себя в том, в чём хочется). Еще возможен и такой вариант, что женщина работает как лошадь и не имеет внутреннего права сбавить обороты, не умеет позволять себе отдыхать (отдых без причины — блажь). Потому основание для отдыха у нее может быть — либо болезнь, либо декрет. Женщины со сложностями в плане профессионального самоопределения также, бывает, рассчитывают на то, что именно в декрете они начнут делать то, что до сих пор не рисковали делать в плане профессии, и что после декрета они найдут себя в профессии. Да, это действительно бывает. Но так же часто бывает и то, что женщина несколько обманывается по поводу того, что беременность и декретное время поможет ей легче встать на ноги в профессиональном плане. Не говоря уже о том, что обманчивой сама по себе является идея, что декрет — это отдых. Быть мамой — это труд 24 часа в сутки. Без отпуска.
    Имея опыт общения с мамами маленьких детей, могу сказать, что выход из декрета часто оказывается затруднён для тех, кто, уходя в декрет, не состоялся в профессиональном плане. Проблема выбора места работы, проблемы профессионального взаимодействия (с начальством, коллегами, клиентами и т.д.) частенько не только не решаются во время декрета, но и обостряются к моменту выхода из него.

  4. Статус.

    Да, я думаю, что становление мамой — беременность, роды и прохождение через испытания материнства — это своего рода инициация для женщины, переход в новое качество и вхождение в новую группу женщин (женщин-матерей). И действительно есть, я думаю, в обществе, некоторая тенденция наделять женщину-маму неким статусом. Однако это не имеет ничего общего с внутренним самоощущением уважения и признания. Женщина часто надеется, что само по себе наличие у нее ребёнка приведёт к тому, что ее будут больше уважать, прислушиваться к ее мнению, меньше будут учить и т.д. Иногда женщины так и говорят: «Я думаю, что свекровь начнёт меня уважать», «Мама, наконец, признает меня как взрослую женщину», «Люди будут считаться со мной».
    К сожалению, формальный статус не заменит женщине чувства самоуважения и признания. Да и с формальным статусом всегда найдутся «добрые» люди, которые посчитают, что женщина еще молода или недостаточно мудра (умна, опытна… — нужное подчеркнуть), чтобы выразить ей своё неуважение, сомнение в её материнской компетентности и т.д. И опять же, статус — это всё же в первую очередь обязанности, и только потом права, на мой взгляд. И выполнять эти обязанности не так уж и просто.
    Родить ребёнка — это не единственный путь к уважению и признанию. Есть и другие и даже менее затратные. Беременность и материнство (как и, в целом, родительство) — это довольно тревожные «проекты» даже для уверенных и состоявшихся (зрелых, взрослых) людей. Если женщина не уверена в себе, не особо ценит себя, не имеет достаточно опыта поддержки окружения и опыта самоподдержки, то, в общем, само собой всё это с ребёнком не появится. Есть, правда, расхожий аргумент, что ребёнок будет стимулировать маму к развитию. Об этом следующий пункт.

  5. Стремление измениться, изменить свою жизнь к лучшему: «я стану сильнее», «в моей жизни появится смысл» и т.д.

    В общем, создание для себя своего рода внешнего стимула. В сетях сейчас можно найти много картинок-открыток или просто текстов, где пишут о том, что когда ты мама, ты становишься мудрее, сильнее, смелее, ответственнее и т.д.
    Знаете, ну не факт это. Как и при наличии любого другого стимула — можно стать смелее, сильнее, мудрее и т.д., а можно, в общем-то, и не стать. А споткнуться о какие-то свои слабости и труднопреодолимые черты, привычки. Дети, как и супруги, и друзья способны пробудить в нас не только самое доброе, но и самое страшное, что мы могли о себе представить. Дети — далеко не единственный возможный стимул для изменений. Есть и попроще, и не такие долгоиграющие стимулы — те, от которых можно просто отказаться, если вдруг что пошло не так или просто не пошло или надоело, или, может, цели изменились.

  6. Стремление убедиться самой и убедить других: «Я нормальная».

    Этот пункт я даже затрудняюсь комментировать. Об этом, по сути, была первая часть моей статьи. Лично я не измеряю нормальность через способность забеременеть и родить. И, если быть честной, бывают ситуации, в которых мне искренне не понятно, какую «миссию» выполняла женщина, рожая ребёнка. И в этих ситуациях никаких убедительных смыслов я для себя не нахожу, если только не обращаться к вопросам веры и религии, когда все можно объяснить кармой или божественным провидением.

  7. Удержание партнера.

    Да, еще детей рожают для того, чтобы удержать партнёра или пробудить в нём всё лучшее. Конечно, в первую очередь речь идёт о надеждах женщины по поводу мужчины, который станет отцом и, наконец, изменится в какую-то лучшую сторону (найдет работу, бросит пить, станет более ответственным и т.д.). Ну а что касается удержания — то эта идея до сих пор крепка в сознании некоторых девушек и женщин. И позволяет подпитывать надежду на то, что ребёнок поможет скрепить отношения и мужчина если даже и захочет уйти, то решиться ему на это будет сложнее.
    Однако, на мой взгляд, реальность такова, что и рождение ребёнка не гарантирует вечной верности и взаимной любви и не защищает семью от распада. Также для многих оказывается новостью, что рождение ребёнка всегда приводит к кризису в семье. И нередко именно с этого кризиса, если семье не удается благополучно его разрешить, семья стремительно или медленно движется к фактическому или эмоциональному разводу. А кризис этот так и называется «Кризис рождения ребёнка».

  8. Это желание я встречала очень редко по сравнению с другими. Но и оно имеет место быть. Касается оно женщин, у которых уже есть ребёнок.

    А идея родить второго пока сталкивается с какими-то препятствиями.
    Это желание родить второго ребёнка, когда (цитирую) «не получилось с первым». Первому ребёнку 5, 7 или 10 лет. Он уже не просто потенциальный человек, к которому легко приложить надежды и фантазии о том, каким он может стать. Он уже вполне сложившийся ребёнок с выраженными чертами характера, особенностями нервной системы и даже вредными привычками. И «из него получилось не то, что хотелось». Мама не чувствует в себе сил исправить ситуацию и наладить детско-родительские отношения, ставит на ребёнке крест и хочет родить второго, чтобы, учитывая прежние опыт и ошибки, как ей кажется, создать более хорошего ребёнка.
    Конечно, опыт многих матерей подтверждает идею, что на первых детях учатся, а вот уже со вторым и с третьим опыта больше, и родители становятся мудрее. Однако, и это не панацея. Особенно, если речь идёт о самообучении. В каких-то вопросах женщина набирается опыта, в каких-то остается все такой же мамой, какой и была — со своими психологическими особенностями. И если целенаправленно и осознанно работа по исследованию себя и своих отношений, в том числе — с первым ребёнком, не ведётся, то и риск воспроизведения тех же сценариев в отношениях со вторым ребёнком весьма велик. К тому же, нельзя исключать из ситуации и то, что первый ребёнок будет улавливать, как на сознательном, так и на бессознательном уровне, отношение к себе как к неполучившемуся, безнадежному, и будет ощущать себя в постоянном сравнении с появившимся братом или сестрой. И это, безусловно, будет влиять на динамику отношений во всей семье — и на отношения детей и родителей, и на отношения детей между собой.

Чем больше подобных неудовлетворенных желаний-надежд в списке женщины, и чем больше в её сознании их исполнение связано с рождением ребёнка, тем сложнее ей отпустить болезненные мысли о рождении ребёнка, приводящие к сужению сознания. Тем сложнее женщине просто жить и решать стоящие перед ней иные задачи.

От этого хочется женщин предостеречь. И потому я разговариваю с женщинами об обратной стороне материнства, о том, что все желания из списка не исполнятся в полной мере, а некоторые могут не исполниться вообще. Мне кажется важным возвращать женщин к реальности. А если и искать надежду, то тоже в реальности — в том, что действительно может поддержать, придать сил, а не оказаться миражом. И я также много разговариваю с женщинами о том, что исполнение этих желаний не зависит исключительно от зачатия и рождения ребёнка. Что это возможно и сейчас, когда по каким-то причинам появление ребёнка в жизни женщины сейчас откладывается. И если женщина хочет, мы ищем вместе, что можно изменить в её жизни уже сегодня, чтобы она чувствовала себя более живой и удовлетворенной. Ищем, пробуем, экспериментируем.

Еще один интересный момент.
Когда женщина зациклена на идее появления ребёнка в ее жизни, независимо от того, есть у нее проблемы с зачатием, или ребёнок не появляется по какой-то иной причине, она часто произносит фразу «Хочу ребёнка», «Хочу иметь (родить и т.д.) ребёнка» и т.д. Это и в целом характерно для нашей разговорной речи. Гораздо реже можно услышать, чтобы об этом желании говорили словами «Я хочу стать папой (мамой)» или «Мы хотим стать (быть) родителями». С одной стороны можно это просто рассматривать как банальный привычный речевой оборот. Но в силу своей профессии я обычно прислушиваюсь к тому и думаю о том, что человек говорит, что его слова могут говорить о нём, и как употребляемые им слова могут влиять на его сознание. И в работе с женщинами, которые часто употребляют фразу «Я хочу ребёнка» я предлагаю им для начала попробовать сказать иначе: «Я хочу стать мамой» или «Я хочу быть мамой».

Лично для меня две эти фразы, которые в общем-то, как будто говорят об одном и том же, по сути немного о разном. Говоря о желании иметь ребёнка, женщина, сама того не замечая, сосредотачивается на идее внешнего объекта, который символизирует удовлетворение каких-то её потребностей. В конечном счёте, особенно, в ситуации, когда женщина зациклена на идее ребёнка, это, порой, выглядит, как жажда обладания и потребления. Ребёнок становится в сознании объектом, который символизирует удовлетворение целого списка потребностей, и женщина в этом теряет какую-то свою активность и способность влиять на свою жизнь. Как будто только с получением этого объекта возможно удовлетворение, счастье и т.д. Говоря же о желании быть матерью, женщина больше концентрируется не на внешнем объекте, а на себе — на том, какой она хочет быть, для кого она хочет быть такой, что она хочет и готова делать, как мать и т.д. За простым изменением формулировки может прийти и довольно глубокое изменение сознания или начаться большая внутренняя работа.

2. Женщина сомневается и боится.

Беременность — это особое состояние для женщины, сколько бы ни говорили о том, что оно естественно, поскольку предусмотрено природой. Беременность, во всяком случае, в самом начале — это большой стресс для организма женщины, потому что в нём происходят серьёзные изменения, большая перестройка. Беременность — это, своего рода, переходное состояние. И довольно продолжительное, длящееся 9 месяцев. Неопределенность, связанная с беременностью, а также мифы и стереотипы, с которыми знакомится женщина в связи с той культурой, в которой живет, могут вызывать и нередко вызывают у женщины тревогу. Девять месяцев неизвестности и ожидания. Девять месяцев вынашивания, в котором далеко не все можно проконтролировать. Девять месяцев плотного общения с медицинскими учреждениями, в связи с постановкой на учёт и контролем состояния. Девять месяцев, когда тело не всецело принадлежит самой женщине — время, когда ребёнка снаружи ещё нет, а женщина может уже во всей полноте ощутить массу незнакомых до сих пор ощущений, многие из которых приятными не назовёшь, и ответственность за двоих: Что можно и нельзя есть и пить? Что можно и нельзя делать? Какими препаратами можно лечиться, а какими нет, если заболела? Как уберечь себя от заболеваний в этот период? И многое — многое другое.

Есть женщины, для которых опыт беременности оказался приятным. А иногда — чуть ли не лучшим временем в их жизни. И это прекрасно. Но далеко не для всех оно так. Для многих женщин решение стать мамой (принималось ли оно до зачатия, когда беременность планируется, или уже по факту обнаружения себя беременной) — решение не простое, тревожное. И в ряде случаев в той или иной степени сопряженное с разными страхами. Некоторых женщин эти страхи не беспокоят сильно и являются, скорее, фоном, чем основной темой. Или лишь иногда прорываются наружу. А затем исчезают вновь. Другим женщинам не удаётся миновать страхи меньшими затратами и приходится проделывать большую работу по осознаванию страхов и совладанию с ними.

Я перечислю некоторые из тех страхов, с которыми часто сталкиваются женщины.

Женщина боится родов. Неизвестности, боли, осложнений, умереть в родах. Неизвестности и боли — в большинстве случаев. Осложнений, умереть в родах, потерять ребёнка в родах — особенно зависит от жизненного опыта. От семейных историй, свидетельского опыта, когда со знакомыми такое случается. От впечатляющих историй, услышанных или увиденных тем или иным путём. Из пережитого опыта в больницах и поликлиниках — начиная с банальных «запугиваний» и «штампов» врачей и заканчивая каким-то болезненным опытом, связанным с лечением в гинекологии (да и не только). Некоторые девочки растут, слушая истории, рассказанные матерями о том, в каких муках они рождались, о том, что пережила мама в больнице. Особенно, если говорить о тех женщинах, которые родились в 80-е годы и раньше — их мамы рожали в то время, когда ещё не было такой заботы о беременных в больницах, какую можно уже встретить сейчас. Об унижениях, которые терпели женщины, порой, от врачей и акушерок. О больших кровопотерях до потери сознания и т.д. О реанимациях. О долгой реабилитации после родов в связи с различными осложнениями. Некоторые девушки действительно с самой юности, если не с подростничества, в подробностях и не по разу слушают подобные истории от старших женщин в своих семьях.

Женщина боится потерять своё тело — столкнуться с тем, что оно никогда не будет прежним после беременности, родов и вскармливания, и что эти изменения могут быть не в лучшую сторону. Это также связано с опытом — наблюдаемым, рассказанным, пережитым. Полнота и просто изменение фигуры, изменение груди, проблемы со здоровьем, возникающие во время беременности или после. Нередко девушки растут и развиваются, с детства слушая подобные истории от своих мам или бабушек. О том, как именно после беременности (одной или нескольких) мама накапливала вес и никак не могла его потом сбросить. О том, как после родов начались проблемы с гинекологией или, например, со спиной. О том, как именно во время беременности проявился варикоз, и на ногах появились некрасивые выпученные вены. О том, как начались проблемы с желудком. О том, как «посыпались зубы». О том, как мама заработала пиелонефрит. И т.д. Возможно, для кого-то из женщин это читать дико и ново. А кто-то очень хорошо узнает себя и те истории, с которыми живёт с детства.

Если говорить о теле, то тревогу может вызывать не только то, что тело изменится, но и то, останется ли женщина желанной для своего мужчины. Сюда же — тревога о том, «смогу ли я быть и мамой, и остаться для него женщиной, женой?» Сколько семей не выдерживает кризиса рождения ребёнка. И многие молодые женщины своими глазами видели это в своих семьях. Просто часто не знали, что это так называется. Когда женщина превращается в маму, запустившую себя, как женщину, когда отношения с рождением детей начинают портиться, родители все больше ругаются или эмоционально отдаляются друг от друга. Когда мама разительно отличается на фотографиях до рождения ребёнка и после нескольких лет материнства — потускневшая, менее ухоженная, замученная… Этих историй не избежать. И большинство, конечно, верит, что с ними этого не произойдёт. Но тревогу и страх никто не отменял.

Женщина боится связанности с ребёнком. Того, что в течение, как минимум, первых лет жизни она не будет принадлежать сама себе — она практически не будет одна, она потеряет свою свободу и мобильность передвижений. Она потеряет возможность уединяться и полноценно заботиться о себе. Безусловно, у кого-то такие условия жизни, что риски эти можно сократить, не пренебрегая психологическим благополучием ребёнка. Есть женщины, которых эта перспектива связанности лишь тревожит. А есть такие, для кого представить такую несвободу — это значит переживать реальную панику и угрозу собственной жизни.

Женщина боится зависимости от мужа. Невозможности самостоятельно зарабатывать или обеспечивать себя — во время беременности, декрета. Особенно это касается тех женщин, которые уже имеют свой заработок, и мировоззрение которых не включает в себя безусловную идею о том, что «мужчина обеспечит».

Женщина боится, получится ли у нее вообще быть матерью, быть хорошей матерью. Сможет ли она дать ребёнку то, что она считает нужным. Сможет ли она быть такой мамой, какой ей кажется, действительно стоит быть. Это связано и с отношением женщины к себе, и с теми идеалами, которые она для себя когда-то выбрала, и, в частности, с какой-то личной болью детства, которую ей бы совсем не хотелось воспроизводить в жизни своего ребёнка.

Женщина боится родить больного ребёнка. Чаще, конечно, на сознательном уровне женщина просто старается об этом не думать. И лишь ужасается, случайно узнав о каком-то подобном случае в среде знакомых или из СМИ. Чуть позже снова забывает. Иногда этот страх не осознается как страх, но выражается в очень большой сосредоточенности на том, как вести себя «правильно» во время беременности, чтобы минимально навредить развивающемуся внутри мамы ребёнку. Иногда же этот страх просто «преследует» женщину, и она переживает его так, как если бы ей было предречено родить больного ребёнка.

Чем сильнее страх женщины, и чем больше этих страхов, тем сложнее бывает ей не только решиться стать мамой, но и различить внутри себя, хочет ли она быть мамой. Порой, страх так застилает глаза, что за ним сложно увидеть что-либо еще. А иногда и наоборот, страх настолько неосознан, что его сложно заметить, а на поверхности господствует идея «я не хочу детей» или «я не хочу быть мамой». Бывает и так, что ко мне обращаются женщины, столкнувшиеся с проблемами зачатия, у которых целый набор таких страхов, один сильнее другого.

Какой бы ни была ситуация, я вижу в ней два основных пути помощи женщине. Первое — это работа со страхами. Обнаружение их, осознавание, исследование связи этих страхов с личной историей и жизнью женщины в настоящем, различение объективной и субъективной опасности (той, что в большей степени нафантазирована), оценка риска и т.д. А второе — это осознавание своего желания\нежелания быть мамой, поиск ресурсов, на которые женщина может опереться, если она убеждается, что хочет. Ресурсы бывают нужны и тогда, когда женщина признается себе, что не хочет становиться мамой. Построение своего рода системы внутренних и внешних (в том числе — с помощью окружения) опор, благодаря которым женщина может идти своим путём, признавая и, если нужно, преодолевая свой страх.

3. Женщина не хочет быть мамой.

В этой ситуации, как я уже упоминала в начале статьи, женщине нередко приходится сталкиваться как со своим представлением об общественном мнении, так и с конкретным мнением близких людей, в том числе тех, кто значим в её жизни. Чаще всего это любимый мужчина (если он есть), родители, другие родственники, друзья.

Одной из наиболее сложных ситуаций, на мой взгляд, является ситуация, когда мужчина хочет ребёнка, а женщина нет. И особенно в случае, если женщина не отказывается от перспективы быть мамой вообще, а если она не хочет именно сейчас. На первый план здесь обычно выходит страх потерять партнёра. И стыд в связи с оценкой себя как ненормальной женщины. Или страх стыда в связи с ожиданием такой оценки от мужчины, от окружающих. В отношении родни женщина также может переживать стыд в связи с тем, что не оправдывает ожидания и\или выделяется на фоне других женщин рода, которые стали мамами. Особенно острыми такие переживания могут быть, когда в роду материнство чтится, и в этом видится основная роль женщины. В такой ситуации женщина может сталкиваться (и часто так происходит) с открытым или косвенным давлением окружения на неё по поводу материнства. Примеры такого давления я приводила выше.

Когда такая ситуация оказывается для женщины трудной, сильно напряженной и даже неразрешимой, в психологическом плане, как правило, это связано с несколькими вещами. С отсутствием внутреннего права быть такой, какая она есть, какой она хочет быть. Со слабыми навыками регулирования границ в отношениях (неумение или непозволение себе отстаивать свои границы, позволение другим нарушать свои личные границы). С отсутствием полезных убеждений, благодаря которым эти навыки регулирования границ могут формироваться и укрепляться. Поэтому основная помощь женщине в такой ситуации для меня заключается в том, чтобы помочь ей, насколько это возможно, относиться к себе более лояльно, учиться принимать себя и возможные, а также неизбежные, последствия своих решений (в том числе, связанных с материнством, от которого женщина отказывается). Учиться чувствовать собственные границы в процессе взаимодействия с окружающими и регулировать их, защищаясь от неуместного давления и любого иного вторжения. Позволять себе жить свою жизнь, принимая решения о том, с кем и в каких формах поддерживать отношения, будь то мужчины, родня, друзья или просто знакомые. Мне также кажется важным уделять внимание представлению женщины о том, кто такая женщина, что такое женственность и т.д. Поскольку влияние тех или иных популярных в обществе идей и модных эталонов совершенно избежать не удаётся, то и в данной теме часто женщины подвержены многим стереотипам. Это мешает им смотреть на жизнь и на себя в более широком контексте, и видеть больше смыслов, возможностей, больше примеров жизненного пути женщины, чем то, что предлагает мода и традиция.

4. Нежданная беременность.

Предвосхищая возможное возмущение, сразу скажу: да, да и еще раз да — женщине можно и стоит предохраняться, если она не хочет становиться мамой. Но мы имеем то, что имеем. Реальность такова, что женщины беременеют. И часто, не планируя этого и не будучи к этому событию готовы. Поэтому об этом тоже стоит говорить, вместо того, чтобы пытаться закрыть вопрос, восклицая «Сама виновата! Чем она думала?». В том числе, давно известно, что и предохранение не даёт стопроцентной гарантии. Самый надежный способ — это отсутствие секса.

Когда женщина, сама того не ожидая, вдруг узнает, что беременна, эта новость для нее вполне может быть шокирующей. И если в её голове нет заранее однозначного решения «рожать», то дальше женщина думает о том, сохранять беременность или делать аборт. При этом решение иногда нужно принимать быстро, поскольку срок беременности имеет значение. А поскольку вокруг темы материнства, абортов и вообще роли и места женщины в обществе много напряжения и жестких стереотипов, разобраться женщине, понять, услышать и почувствовать саму себя бывает совсем не просто. Я даже думаю, что часто — просто невозможно.

Довольно часто, на мой взгляд, мысль об аборте тоже возникает на фоне страхов. Среди них и те, что я описала выше, во втором пункте. Но есть и другие — связанные с возможными реакциями окружающих. О них я напишу позже. В разделе об аборте.

В любом случае я прихожу к тому, что помочь женщине в такой ситуации прислушаться к себе и принять взвешенное, осознанное решение можно теми же путями, что я описала во втором пункте. Женщине нужно время, возможность говорить с кем-то, кто не осудит и не будет давить, возможность увидеть и почувствовать в себе что-то еще, кроме страха.

Читать продолжение

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 − 1 =